Размышления о собственности.

Боль за Россию, за все лучшее, что есть только в России, заставляет меня искать выход из сегодняшней гибельной ситуации. Деревня исчезает, даже перестали сажать картошку – солярка стоит дороже. Живёт воровством и случайными заработками от «дачников». Те, в свою очередь, от распределения, разграбления и обслуживания ресурсного капитала. В городах обстановка лучше, но все уверены – благополучье воровское. Все мужики в охране, все женщины – в торговле. Производителя не видно, но все хотят хорошо жить. В деревне – просто выжить. После развала СССР мы получили страну с воровской собственностью и есть опасность, что станет и с воровской нравственностью. А значит – нежизнеспособной. Статья не только для сторонников А.Паршева и С.Глазьева, но и для «ортодоксальных коммунистов», уверенных в необходимости общественной собственности и ликвидации частной, и для «демократов», убежденных в обратном. 

Собственность – как продление тела человека (для совершенствования духа), его рабство или свобода, счастье или проклятье.

Считается, что она основа гражданского общества и рынка в демократическом обществе. Статья попытается показать, что частная собственность действительно основа эволюционирующего человека в условиях Западной цивилизации, идущей по технологическому пути совершенствования человека – через познание внешнего мира и необходимую для этого собственность. Но общинная, общественная собственность, созданная на добровольных началах и при помощи (а не отмене) частной собственности, еще больше способствует эволюции человечества.

Если бытие определить, как быт человека, на который влияют все окружающие его факторы, включая климат и географические условия, то верна марксистская формула, что «общественное бытие формирует общественное сознание». Географические и климатические условия - это «фундамент» бытия. Но если определить его «верхние слои», более узко, - как производственные, обменные и культурные отношения, т.е. как способ проживания в социальных условиях, без влияния климата и географии, то обнаружатся существенные различия в Бытие народов, живущих в разных климатических условиях.

Основная компонента Бытия – собственность, активизирует мышление, заботу о себе, о близких. Формирует отношение к окружающему пространству, преобразует его через вновь созданную собственность. В одних случаях мышление (через опыт) нарабатывает сознание, в других – деформирует настолько, что иной раз можно говорить о его уничтожении. Недеформированное сознание приводит к нравственности и личной идеологии, приближающую ее к истинной, и уже определяет Бытие. Т.е. в этих случаях уже Сознание определяет Бытие. Чем выше сознание и нравственность общества, тем ближе общество к добровольному социализму, которого еще не было, но которому неизбежно предстоит быть. Станет неважно, какая и чья собственность – частная или общественная, лишь бы был достойным быт и реализация всех возможностей человека. Мы плохо знаем свою историю (особенно ее Восточную трактовку) – опыт создания империи с культурой, у которой фундамент – Восток, а стены – Запад. Как будет дальше формироваться наше государственное сознание?

Главные различия в формировании Западной и Восточной культуры.

Бытие – это быт, в котором живешь, и особенно он остр – в котором выживаешь, «остаешься быть». Но вот выжили. Определилась культура бытия, связь с временами года (в России и Монголии их минимум восемь, если учитывать непредсказуемые континентальные колебания влажности и температуры). Способность любить окружающее пространство и его объекты развивает нравственность и интеллект. Нравственность возрастает по мере осознания зависимости от «пространства и его объектов» и приспособления к ним, особенно в нежном детском возрасте. При одновременном расширении возможностей суживаются границы антисоциальных поступков. Интеллект развивается позже и направлен на выход из границ существования, на их расширение и освоение физических пространств.

На Западе собственность – аналог власти и свободы, поэтому интеллект был важнее нравственности. Но Востоке частной собственности (в сравнении с западной) практически никогда не было. Но свобода всегда была и не зависела от количества собственности, а от власти жили отдельно – «власть сама по себе, а мы сами по себе». Воры и бродяги, святые и пророки – «хвосты» в вероятностной кривой распределения нравственности, имеющие противоположные или не совпадающие цели с основной массой населения (с «горбом») на Западе уничтожались, шел жесткий искусственный отбор. На Востоке их большей частью жалели, даже подкармливали («бежал бродяга с Сахалина» - явная симпатия), т.к. и сами жили тяжело.

Запад шел по пути – «Бытие определяет Сознание», в отличие от Востока (включая Индию, Тибет), где познавался внутренний мир человека и где «Сознание определяло Бытие». Почему так произошло? В чем различие, в способе мышления? И на Западе хватало личностей, больше склонных к созерцательности и мышлению, у которых сознание определяло бытиё (Диоген, Сократ, Платон, христианские святые. Для приобретения душевного спокойствия «циники» отрекались от всякой собственности). И на Востоке хватало личностей, больше склонных к внешней деятельности, к накоплению опыта взаимодействия исключительно с внешней средой и к накопительству, интеллектуальной жизни в ущерб нравственной. Условия жизни, а поэтому, и приоритеты были разные, способности и таланты раскрывались и использовались по разному.

Западная цивилизация развивалась в более благоприятной среде, удовлетворяя и накапливая опыт не только трудолюбивых, но и любопытных, агрессивных и праздных (широкие границы существования). В результате достигла успехов в освоении («завоевании») внешнего мира. Памир и Индия - соседи, абсолютно разные по климатическим условиям, но взаимовлияющие друг на друга, эволюционировали напрямую в сторону сознания с минимальной собственностью (не только из-за культурной, общинной традиции, но и из-за бедности населения). Памир – из-за сурового климата, Индия – из-за слишком большого перенаселения. Узкие границы существования были более благоприятны для накопления специфического опыта жизни - освоения «внутреннего мира» и здоровой нравственной жизни («Беды и нужда лечат»). Сейчас время взаимного проникновения и обогащения культур, когда бытие и сознание, интеллект и нравственность одинаково важны. Терроризм, агрессия и насилие – явление не только в западной культуре, но и на западном Востоке, в который глубоко внедрился Запад. (Корни ислама и христианства, в иудействе). В чисто Восточной культуре терроризма и насилия нет, а войны,– оборонительные (как правило), т.е. сознание значительно меньше зависит от бытия (как и в Восточном христианстве, Северном исламе).

Запад климатически богаче Восточной Европы и северной Азии (тем более – Тибета), земледелие приносило и приносит больший доход (в 4 – 5 раз) при вдвое меньших затратах энергии. Землевладение передавалось по первородству, не делилось, а только укрупнялось династическими браками. При этом сохранялся капитал, необходимый для обороны и независимости. (Младших - неимущих детей с детства приучали к недоверию и независимости, чтобы они могли обеспечить свою жизнь помимо земли.) Благодаря сельскохозяйственным излишкам развивались города - центры западной цивилизации. Большая экономическая независимость аристократии и среднего слоя позволяли влиять на центральную власть, а концентрация собственности и протестантская «идея избранности» способствовала частнокапиталистическому способу производства.

В России было все наоборот. Землевладение дробилось между детьми всех сословий, иначе невозможно было выжить в стране, бедной климатом и почвами, но богатой просторами. Все население (крестьяне, бояре, служилые люди, князья) постоянно перемещались, закрепление населения и земельных наделов произошло поздно, и началось после первого смутного времени (1504 г. - «ересь жидовствующих»). Тогда же произошел перелом в сторону Западного пути развития, осознание его «материальных преимуществ». Православие предпочло богатство – бедности, Иосифа Волоцкова, а не Нила Сорского (больше возможностей для благотворительности, больше борьбы с искушениями). Окончательно этот путь развития был закреплен Петром I –… но все равно со склонностью к общине. До него не было административной власти над жителями, ни над крестьянами, ни над боярами. С него началось жесткое крепостное право, которое длилось чуть более 100 лет (возможность продавать крепостных, хотя юридически этого не разрешалось). Но экономически крестьянство Руси выгодно отличалось от крестьянства Запада. Практически, каждый двор имел корову и лошадь, без которых невозможно было выживать, воспроизводиться. Для западного крестьянства это было роскошью. (Генетическая склонность русских к рабству, - Западный миф, возникший от непонимания взаимоотношений в общине – субординационной готовности подчиняться: в семье – отцу, в селе – барину, в государстве – царю.) В климатически бедной стране большинству населения невозможно было разбогатеть. Из-за запоздалого экономического подъема Россия с середины XVII v. была вынуждена импортировать Западную культуру и технологии. Приглашали иностранцев, раздавали им дворянские звания. Таких дворян было больше, чем своих в 3 – 4 раза. Богатый аристократический и средний класс существовали, как исключение. К тому же царь, как отец и судья, всегда мог наказать, лишить собственности (как правило – за дело). В торговых городах не было интенсивного развития промышленности, подобного Западному, т. к. не было финансовых излишков, дворянский слой был беден, а все реформы и получаемые от этого средства шли на содержание армии и охрану границ.

Для концентрации средств, при дорогом строительстве, необходимо было собирать «с мира по нитке», т.е. общественная собственность являлась безальтернативным условием для экономического подъема. В общине это были: лес, пашня, сенокос, колодец, мост, дорога. Крупные проекты инициировались царем (оборона, монопольная торговля, горное и литейное дело, железные дороги). Монастыри (православные коммуны), крестьянские общины, староверческие общины имели духовное (волевое) и экономическое преимущество (экономия и концентрация средств) перед остальными. Чем больше дружная семья (северные семьи под одной крышей: дед, сыновья деда, их жены, дети, внуки), тем меньше расходы. (Хорошая аналогия: объединенная, из нескольких слабых, пчелиная семья приносит значительно больше меда, чем не объединенные, вместе взятые.) Каждый знает, что в большой, дружной семье экономически легче жить, особенно в трудные времена. Взлет Российского староверческого капитализма также этим объясняется (староверческие общины были на много крепче и богаче).

В первобытные времена не считалось воровством, если кто-то забирал вещь, инструмент, которым не пользовались больше года, т.к. это уже не считалось собственностью. Сейчас этого нет. Таков результат медленно разрушаемого «доверия» древней общины, характерной и для России.

Эволюционное развитие частной собственности в России шло медленно от сохи и лошади, к плугу. Общинной была только земля (пашня, луг, лес), дорога, колодец, мост. Производство продукции было частным, но и это сочетание давало уверенность в завтрашнем дне. (Нашими далекими предками подтверждается эффективность и экономичность общинной собственности, не отменяющей более мелкой - частной. Так функционировали все социализмы (рабовладельческий на Западе и общинный на Востоке) древних веков, существовавшие многие тысячелетия.)

Высокий прирост населения, как показатель благосостояния, происходил при всех царях, но особенно – при Александре III и Николае II. По промышленному подъему перед «революцией» Россия занимала 2 место. Самое же крупное (государственное) общинно принудительное производство возникло только при СССР с довольно высоким приростом населения, в основном за счет окраин (не смотря на массовые репрессии). «Социалистическое» (все же общинное, хоть и принудительное) хозяйство имело громадные преимущества по возможности экономии энергии, концентрации средств, энтузиазму у тех, кто верил в будущее – впервые за все времена из отсталого государства Россия стала не только могучей, но и интеллектуальной державой. После саморазрушения и ориентации на «нравственные» Западные ценности (включая «исключительное преимущество» частной собственности) стали недоступными и перестали развиваться многие социальные, научные, оборонные и космические направления; наступила деградация сознания, общественной собственности и физическое вырождение населения. Деградация общественной собственности еще в советское время, и особенно сейчас – причина деградации сознанья или наоборот? Общественная собственность никому не мешала. Мешала недопустимость частной. Да и для крупной общественной собственности, как и до добровольного социализма, ни один народ нравственно еще не дорос.

Гармония и собственность.

Примитивная собственность есть и в животном мире: помеченная территория, гнезда, логово, дупло и даже инструмент. Такая «собственность» чаще принадлежит самкам, а функция самцов – охранять и помогать им. Можно сказать, что весь органический мир, начиная с насекомых и кончая животными, устроен по принципу матриархата. Но животный мир по сравнению с человечеством почти не эволюционирует и не изменяет мир, как человек, и бо/льшей собственности ему не нужно.

Человек изобрёл лопату, топор, микроскоп, телефон, компьютер. И они стали «продолжением его тела»: ног, рук, глаз, ушей. Декарт, рассуждая о функции материи, и считая человека высшим свойством органики, говорил: «любая органика, осуществляет связь материи и духа», т.е. даже материя (собственность) в человеческой деятельности несет духовную функцию, положительную или отрицательную.

Ненужная собственность и вещи пропадают, портятся, как и мышцы тела, которыми не пользуются. Без вещей, инструментов, ставшими привычными, человек снова становился беспомощным, менее способным к выживанию, преобразованию и расширению окружающего пространства. Образно говоря, становился хромым или безруким или менее разумным. Причём, утерянные вещи, орудия производства, прирученные животные, в чужих руках становились или бесполезными или значительно менее эффективными. Советская цивилизация это убедительно показала (раскулачивание и экспроприация производств). В Англии собственность, особенно частная, священна, а воры, как бродяги и убийцы, заслуживали казни (позже – каторги и ссылки в Австралию).

Рост «тела», возможностей человека, без социального опыта, без совершенствования духа (сознание, воля, темперамент) опасен для окружающего пространства. Это причина конфликтов, разрешение которых гармонизирует душу и пространство, если физически не устраняются конфликтующие стороны.

/ (Понятие о гармонии у каждого своё, и как любое понятие – зависит от глубины жизненного опыта. На мой взгляд – мир постоянно меняется, исчезновение или появление какого либо явления, объекта «гармонизируется» другим явлением, объектом. Когда все были бы «удовлетворены друг другом», если считать любую материю разумной (по Беркли: «материи без сознания не существует»), наступила бы абсолютная гармония, но прекратилась бы эволюция. Взаимные претензии кончаются тогда, когда свободные воли объектов добровольно подчинятся Богу (для атеистов – «информационному полю»), а мышление становится сознательным.)/

Сознание изначально является гармоничным (по определению), бытие же может быть тем и другим. Эволюционируя от бытия (от мышления и собственности) к сознанию, человек приходит к нравственности окольным путем, через многочисленные войны, беды, ошибки, разочарования.

Гармоничная собственность существует, как продолжение тела, потом – физиологии (здоровья), и через эту гармонию нарабатывает сознание, волю, темперамент, и главное – нравственность. Начинается собственность с одежды, жилья, земельного участка, на котором стоит дом и за которыми ухаживаешь. Каждый знает – по собственности можно судить о натуре человека («судят по одежке»). «Для чего ты живешь?» - этот вопрос проявляется и в собственности, в её функционировании – для чего, кому и как она направлена. Для себя, жены, детей, друзей, путников, или даже коллектива? После затраченной на выживание энергии, её избыток направляется на соответствие натуры с создаваемой собственностью. И если натура гармонична, нравственна, то и результат деятельности аналогичен. Это может быть собственный безупречный вид, или безопасность и обеспеченность близких, или вклад в науку, религию…- т.е. частную, общинную или общественную собственность. (Духовная «собственность» – научная, гуманитарная, психоаналитическая культура - часть социального капитала, принадлежит всем, кто ее развивает или хотя бы интересуется. Служители культа - ее бескорыстные «владельцы», являются гражданами планеты.) Но и частная собственность косвенным или прямым путем служит обществу. Избушка в тайге и продукты первой необходимости – собственность охотника-строителя, но она для всех – кто оказался рядом. В тайге жизнь сложна и паразиту там нечего делать, поэтому они не понижают нравственности её обитателей и с гармонией там благополучнее, чем в городе.

Больше всего ценится та собственность, к которой приложен собственный труд. Наследуемая собственность оценивается еще более высоко, если в родительской семье внутренние отношения были похожи на общинные (общие радости, горести, а обязанности у всех различные, индивидуальные, но с сохранением духа семьи и реликтовых вещей). Мера оценки – собственный труд и труд любимых. Без ремонта все портится. Пропорционально труду и оценке рождается ответственность. Награбленная собственность не может быть оценена по заслугам, поэтому не долговечна, т.к. безответственна.

Мужская и женская собственность.

Собственность различается по половым признакам. Но в наше время, когда признаки не всегда определяют различие, лучше сказать, что собственность различается по половым качествам.

Даже физиологически женщины получают, а мужчины дают. Девушек заботит красота, желание блистать и очаровывать, без украшений и моды их трудно представить. Матерей заботит дом, уют, полный холодильник, удобства – пропорциональные ее заботе о детях и муже. (Судя по древним мифам и сказаниям, муж ценился выше детей: «Будет муж, будут и дети».) Мужчинам нужен хороший инструмент, чтобы все это содержать и охранять, нести ответственность. Все, как в животном мире. Там самки выбирают и организовывают самцов. Здесь женщины, если они мудры и не эмансипированы. Они организовывают мужчин и, в конечном счете, незаметно руководят миром, обычно не подозревая об этом. Мужчины тоже не подозревают об этом, - редкие мужчины не «пляшут под их дудку». Поэтому, в Западной культуре женщины – скрытый двигатель прогресса и локомотив истории. Упадок культуры проявляется в том, что они хотят вечно цвести, но не плодоносить. Даже самых культурных женщин не заботит, что их потомков через сотню лет вытеснят из жизни. (И это ответственность?)

Бытовая собственность больше нужна женщинам. Мужчинам нужна не собственность, а ее функционирование для развития женской «бытовой». (Что воспринимается благожелательно. Вот откуда – «Быт определяет сознание».) Но не только, а и для понимания и освоения мира – что не всегда нравится женщинам. Под руководством женщин, явным, непосредственным, мир будет жить материально благополучнее, «по правилам», но перестанет развиваться. Руководство мужчин более универсально - обеспечивает развития материальных и духовных сфер.* */Подтверждение этому – в способах активного отдыха и удовлетворения от этого. Мужчины в своем большинстве предпочитают отдыхать на не совсем благоустроенной природе и получать удовольствие от активного созерцания Божьих творений. Женщины больше нацелены на рукотворные творения и пассивное созерцание: красивые города, места отдыха и цивилизованного туризма, выставки, музеи, театры… И такое поведение - на уровне подсознания, т.е. не осознается сознательно. В чем дело, в чем целесообразность? Мужчины познают Бога (иногда сатану) непосредственно (без посредников), пытаются Его копировать в творчестве, делах и заботах. Женская природа нацелена оставить потомство от более активного и «продвинутого» мужчины, ей необходимо разбираться во всем рукотворном и через это приближаться к Богу. Именно в этом их талант и мощная интуиция./

Материальные творения стимулируются женщинами, духовные – их наличием, но вопреки их желаниям. Из-за этого существует незаметная, ползучая «война», свойственная Западной цивилизации, слишком «распустившей возжи». Это ненасытность потребления большинства женщин (что ХОЧУ? – с аналогичной TV передачей) и изучением, освоением мира мужчинами (что МОГУ?). «ХОЧУ» явно подмяло «МОГУ» во всех смыслах. Это видно и по молодому мужскому поколению.

Что нужно для эволюции функциональной-мужской и бытовой-женской собственности? Для выполнения своих природных, крайне ответственных функций, женщина должна быть «удобренной» и сытой, мужчина – голодным и склонным к аскетизму. Если женщина худа («плоские доски Запада»), тороплива, то она вырождается, как и толстый, сытый, медлительный и больше берущий, чем дающий, мужчина. Такое преобладание – явные признаки вырождения вида и ее культуры. (Макромир аналогичен микромиру – женская хромосома Х, толстая и неторопливая (ХХ), отвечает за сохранность генетической информации, мужская – У, худая и подвижная, – за их развитие (ХУ).) Мужчина – сложная дорога, женщина – благоустроенная стоянка, но в том и другом нуждаются обе стороны. Города – изобретение мужчин, но нужны им (кроме поддержки женщин) «просторы и небо». Женщины не могут без улучшения быта, мужчины не могут без «осознания бытия».

С гармоничной, функциональной собственности, которая по силам, начинается ответственность, с ответственности – сознательность и нравственность. Но при падении нравов и эмансипации исчезают заботы – исчезает ответственность. Тогда собственность служит тщеславию, разврату и вырождению, исчезая вместе с собственником.

Направление эволюции.

В прошлые века, в тех местах, где не было насилия или ему давался отпор, собственность являлась мерилом достоинства хозяина, его семьи. Богатый – от Бога. Только достойный, ответственный человек имел избирательные права, имел статус гражданина, казака… Собственность накапливалась трудолюбием, способностью, бережливостью, стабильным традиционным укладом. При многих заботливых монархах его подопечные жители и его государство процветало (наши самые первые и последние цари, многие китайские императоры). С ростом насилия богатство перестало быть мерой нравственности и достоинства.

Если пофилософствовать, то изначально жизнь возникла без насилия – все многоклеточные растения, животные существуют благодаря «коммунистической» социализации и специализации клеток, которые можно рассматривать, как отдельные живые самоорганизованные (?) объекты (организация «сети» в «дерево»). Позже, насилие возникло, как более лёгкий способ добычи ресурсов для существования. Усваивать ли минералы и солнечную (или земную) энергию или есть траву (уже накопленную солнечную энергию); есть ли траву или пожирать травоядных («вторичную» энергию)? Т. е. самому трудиться или использовать труд других, менее защищенных? *(За эту точку зрения то, что генотип растительного мира шире, а функционирование его клеточного устройства по накапливанию энергии (процесс фотосинтеза) значительно сложнее такой же работы клетки животного, но те и другие имеют общих предков.) Разнообразие способов приспособления с участием хищничества и паразитизма разбивало «живые белковые соединения» на виды. Позже установилось равновесие между всеми видами, паразитирование и хищничество свелось к минимуму и осталось как необходимость для повышения иммунитета и здорового существования.

Эволюция разделения на виды практически прекратилась, только не у человека? Заметна тенденция к уменьшению насилия человека над другими людьми, но не над природой. Нет узаконенного рабства, гладиаторство свелось к боксу и торреодорству, за воровство не отрубают рук и не вешают. Хотя до сих пор сохранились люди и даже нации с традиционной «набеговой» и рабской экономикой. «Зеленые» начали оберегать природу, но все же скорость ее уничтожения превышают усилия по ее сохранению.

Но раньше насилия вместе с природой появилась благость – возможность жить. На многих южных землях она максимальна, на севере минимальна. Необходимость трудиться и делать запасы (и их излишки) были не обязательны населению, проживающему на благодатных, изобильных южных землях. Чем больше благости, тем больше возможностей для свободной воли к паразитированию. (Кстати, медоносные пчелиные семьи, перевезенные в места круглогодичного цветения растений, перестают собирать мед.) Крупные цивилизации возникли в изобильной, но не круглогодичной, средней полосе. На севере же на это не хватало ни сил, ни времени, а для их экономии эти народы (эскимосы, алеуты, чукчи) приспособились жить общинами, величина которых определялась количеством оленей, карибу, тюленей, способных прокормиться на данной территории. И по понятным причинам люди севера никогда не смогут жить богато (по Западным меркам).

Человек, как часть природы с большой свободой выбора способен создавать, дарить благость или уничтожать ее. С точки зрения религий – служить Богу или дьяволу. В тропической, наиболее благоприятной для жизни, зоне племена сохранились в первобытном состоянии, постоянно воюя и добывая черепа и скальпы друг друга. Северные народы, наоборот, из-за недостатка природной благости, внешней свободы и ограниченных возможностей, вынуждены были только дарить благость друг другу, и этот факт формировал их менталитет. Нравственность и индивидуальность членов добровольной общины выше частного индивидуализма и, собственно, благодаря этому там можно выжить. Многие исследователи замечали, что северные народы более способны и легче адаптируются (а значит быстрее и обучаются), чем все остальные (Ч.Дарвин). В средней полосе во времена викингов и варваров «северная общинность» побеждала «индивидуальный» юг. С развитием технологий (и собственности) юг побеждал север.

Прогресс как бы «утеплил» климат, а нужда всех развитых стран в наших ресурсах делают страну богаче, чем раньше (но не собственная нужда). В России появились излишки (?) вывозимые на Запад и искушения, способствующие росту агрессивной независимости и индивидуализма, усиленного наследием СССР – повальным отсутствием ответственности. Но не настолько, чтобы отменить во всех делах общину, бригаду, колхоз, товарищество (взаимозависимость), сформированное по добровольному принципу. Пока мы не настолько «утеплены» и богаты, да и «излишков» не хватает. Независимость хороша, даже обязательна, только в неблагожелательной обстановке, которая её и формирует, т.к. нет уверенности в завтрашнем дне. Поэтому независимость так ценится на Западе, а в последние века, увы, и у нас. Но все же мы сохранили, благодаря инерционности менталитета, тягу к общинному (Восточному) способу жизни. Поиск правды хотя бы на кухнях, желание осознать все смыслы, понять вселенную, найти «свой путь»… Т.е. в какие то моменты даже сейчас у нас «сознание определяет бытие». Уже более 10 лет стоит перед нами проблема Выбора: идти по Западному пути (образование элиты Западного образца, занятой увеличением личной собственности и физиологических потребностей, с помощью Западной же индустрии), или реализовывать свой путь – создание собственной промышленности и научных центров («тела России») с целью безграничного расширения сознания, сопутствует которому добровольный и умеренный аскетизм в потреблении.

«Сеть» (частная собственность) универсальна, но у нее никогда не хватит мощностей для модернизации науки и технологий. Крупную технологичную собственность не поднять одному частнику. «Сеть» – фундамент «Деревьев», последние экономичнее, но требуют более высокой нравственности, которой пока недостаточно. «Дереву» легче развивать науки и технологии, а «дерево деревьев», образованное на фоне сети «деревьев», только этим и будет заниматься. Если эволюция – закон природы, то ее направление очевидно: не исключая существование «сетей», рост «деревьев» с последующим ростом иерархии – «сети деревьев», которая будет фундаментом нового Дерева - «дерева деревьев». Направление эволюции идет в сторону усложнения «организмов» и их возможностей (собственности и сознания) с сохранением существующих, и усложнения связей между всеми субъектами (увеличение «цветущего разнообразия»). Усложнение связей и коллективного сознания сопровождается накоплением разнообразных видов собственности, служащей совершенствованию нравственности, без которой будет невозможна эволюция.

С чего начинается нравственность.

Началам нравственности человек учится у растительного и животного мира (если наблюдателен) – там все гармонично. Там понятная и хорошо видимая гармония обычно не идет выше семейных и внутривидовых отношений. В межвидовых отношениях гармония воспринимается, как опосредованная, т.к. осознать её пока трудно (также, как эпидемии и войны - для регуляции численности и «временной гармонии», т.к. взаимные претензии остаются). Чаще человек учится друг у друга, но это безопасно только при наличии здравомыслия. Человеческая гармоничная сознательная жизнедеятельность способна распространиться ещё выше - на все существующее в его окружении. Это задачи будущего творчества, но не «авангарда» эстетов, отрицающего гармонию и Бога и, как правило, не имеющего элементарного жизненного опыта.

Начало нравственности – ответственность (ощущение себя внутри коллектива и ответ перед ним), которой человек тоже учится, или лучше сказать – которой человека учит сама жизнь. Расширяя область обитания, осваивая его, ребенок учится у родителей нравственности («сперва душевного, потом духовного) - их культура, отношение к друг другу – это то самое главное и первое, что закладывается в ребенка перед приобретением собственного интеллектуального опыта.

(На Руси был особо важен быт, уклад, традиции – опыт предков. Уважение к старшим – деду, отцу, матери – переносилось на князей, бояр, царей, что на Западе трактовалось как холопство. Это был приоритет духовного бытия. Нравственность руководила интеллектом. После Петра, с отделением церкви от государства, ситуация стала меняться.)

Ребенок стремится сперва отвечать за себя, потом – за кошку, собаку. Потом, по мере взросления, – за жену, семью, коллектив, нацию, государство, и под конец – за всю Землю, за всякую жизнь. И такая ответственность, забота обо всех и вся, называется совестью. (В отличие от дворовой или национальной совести, когда справедливость и ответственность не поднимается выше двора или нации.) Точно также растет «тело», а потом и душа человека – от заботы только о себе, до заботы-ответственности во всех материальных (собственность) и духовных (искусство, наука, религия) пространствах. «Тело» Западной культуры огромно, но дисгармонично, агрессивно и способно уничтожить планету Земля. Большая часть достижения наук и современных технологий принадлежат ей. Восточная культура всегда держалась традиционализма, не увлекаясь эволюционировать материально (что было и невозможно), и принципу обогащения предпочитала принцип приобретения духовного совершенства, количеству опыта - его качество. Она аскетична и ответственна за жизнь и духовное спокойствие всех своих близких. «Западная» – за частную собственность, а духовное спокойствие и жизнь – «это твои проблемы». Но у Западной культуры есть неоспоримое преимущество в возможности освоения вселенной, если только ее «духовное спокойствие» позволит это.

Кому нужна свобода и сознание?

Как в Западной культуре количество опыта переходит в качество? Через собственность – ответственность – нравственность – духовность (интеллект, воля, гармония) – сознание - высокая социальность – возможность освоения всех жизненно необходимых пространств. Это цепочка причинно следственных связей роста личности в сторону коллективной деятельности, реализующихся во времени. (См. программу разворачивания свободной воли человека – реализация его возможностей от рождения до смерти, в предыдущей статье: «Нравственные проблемы социализма». Выше приведенная цепочка согласуется с разворачиванием гармоничной воли, если человек себя полностью реализует.) Для кого-то это не очевидно, поэтому попытаюсь ее обосновать.

Нравственность начинается с ответственности, ответственность с собственности, а собственность – со способностей (включая трудолюбие, бережливость и память предков – социальную и генетическую). Культурологические способности (научно-технические, гуманитарные, психоаналитические), создают личный и социальный капитал. Духовный продукт всегда социален и принадлежащий всем. Научно-техническая культура реализуется экономикой (материальной собственностью и соответствующими способностями), гуманитарная культура – искусством восприятия, психоаналитическая – искусством поведения. Способность, производя один из востребованных «продуктов», несет за него ответственность.

Ответственность – добровольная несвобода. «Только нищета дает свободу». Полная свобода, даже с ответственностью только за себя, крайне трудна и большинство человечества к ней не способны. Тем более, гармоничная с природой свобода еще более сложна. Но, не понимая этого, и не готовясь к ней, люди стремятся к ней, как мотыльки на пламя. Каждый понимает под «свободой» решение своих проблем за счет других. Для любителей власти и манипулирования людьми важна «финансовая свобода». Для бездельников и паразитов важны «права человека» без обязанностей. Любое общество требует взаимного приспособления, для Восточного – добровольного, для Западного – принудительного. Поэтому западный человек может быть самим собою только в одиночестве. «Кто не любит одиночества, - не любит также и свободы» (А.Шопенгауэр). На Востоке такой проблемы не существует, т.к. временное творческое одиночество не противоречит постоянному осознанию себя в коллективе.

Понятия о Восточной и Западной свободе не совпадают по причине разных эгоистических уровней, допустимых в их культурах, и как следствие – разной глубины понимания социальных процессов. Для Восточной свободы важны интересы коллектива – они же и «осознанная необходимость». Но какова степень осознанности? Но «осознанная необходимость» признается и Западом, где важнее индивидуальная свобода. Восток больше держится за традиционализм, Запад – за либерализм. На Западе считается: разводиться – не очень большой грех – ведь коллективу от этого ни вреда, ни пользы, его интересы не затрагиваются разводом. Старые традиции в меняющихся условиях иной раз мешают совершенствованию (или разврату?). Восток же понимает – любой развод подрывает устои общества, его стабильность, и, в конечном счете – его выживаемость.

Особенность русского характера – открытость. Отчего? Потому, что уважает свободу соседа, как свою. «Запад» же закрыт, т.к. любой их член желает иметь свободу большую, чем его окружение. Такая «закрытая свобода» проще и безопаснее открытой, у которой приоритет – правда, основанная на высшей справедливости. Патенты, интеллектуальная собственность – изобретение Запада – получение денег за тайну, культурную или технологическую. Обмен духовного богатства на материальное противен Восточной культуре.

Безответственные – нищии, эгоисты или слабые духом (узники обстоятельств), отвечают только за себя, выживают лишь своим телом (притча «о великом инквизиторе» Достоевского). Не надо свободы – дайте «хлеба и зрелищ» – продолжение этой древне Римской притчи в гитлеровской Германии. Современное рабство – духовное. Продажа себя на рынке труда не только «для хлеба и зрелищ», но и «для кайфа и пофигизма». Насаждение Западной свободы – это насаждение эгоцентризма, которое неизбежно сопровождается падением нравственности и ответственности. (Мнимая свобода, превращающаяся в материальное рабство - так воспринимает Западную культуру Средний и Ближний «Восток».)

Свободы хотят все, но засуживают ее только ответственные за себя, а руководители коллективов – и за коллектив. У последних свободы тем меньше, чем больше коллектив. Свобода и сознание – тяжелая, но интересная ноша, это обязанность перед «Всеми и Вся». Экклезиаст говорит об увеличении страданий при приобретении знаний. Но любой, получивший хорошее образование, прочувствовал и знает, что никогда не откажется от «груза знаний», т.к. тогда жизнь не будет такой осмысленной и интересной. Сознание и свобода пропорциональны ощущениям страдания и счастья. Знания, увеличивающие страдания и ответственность, для нас важнее и это необходимое и достаточное условие человеческой эволюции. Подобие человека Богу в христианстве и в том, что страдания Бога (Сына) и господство (как отцовство) над миром – пропорциональны. Символ – крест: господство – «четыре стороны» мира, но и распятие – страдание за такое отцовское господство.

Границы социальной жизни.

Любой живой организм живет между двух границ, за которыми он погибает. Это определённая температура, влажность, давление, количество холестерина в крови и т. д. Чем сложнее организм, тем уже пространство между «планками». А для человеческого общества есть ещё нравственные границы, которые он выбирает своей свободной волей. Свободная воля – это обладание разумом и «силой» определенной направленности (предопределенность) способов жизни или способов ее уничтожения. «Внешнее сознание» (Высший разум или Бог), отвечающее за жизнь, в неё вмешивается в крайних случаях. Свобода выбора, свободная воля, ориентированная на движение разума к сознанию, для России более ограничена (см. таблицу нравственных качеств – среднюю колонку). Границы свободной воли на «Западе» слишком широки, т.к. позволяют не только выжить, но и накапливать собственность человеку с любой нравственностью. Поэтому, в этой неориентированной и недружной среде окольный путь приобретения сознания через бытие долог и опасен.

Это привело к разной нравственности в Западной и Восточной культуре. Собственность, или ее практическое отсутствие, как некая возможность выбора путей самореализации, рождает в человеке противоположные качества натуры, как жадность и щедрость, беспокойство и уверенность, равнодушие, доброту или злость, грусть и радость, зависть и благожелательность, недоверие и доверие (какая натура – такая и функция собственности). Но неизменно рождает и ответственность определенного уровня. Частная собственность (сеть, и реже дерево) может существовать при любой нравственности, а ее устойчивость зависит от нравственности хозяина и «окружающего пространства», общинная же (дерево) может существовать только при общей высокой нравственности (дух коллективизма, достоинства, гостеприимства).

Эти нравственные границы определяются, диктуются не только адекватным, а еще более гармоничным, уравновешенным, благожелательным, улучшающим окружение, ответом на внутреннее и внешнее раздражение. Носитель постоянного неадекватного ответа в конце концов вырождается или уничтожается внешней средой. Устойчивый гармоничный «ответ», снимающий перевозбуждение или слабость и постоянно возвращающий к «золотой середине», согласуется с очевидной целью существования человечества – сохранение и улучшение мира.

слабый адекватный перевозбужденный ответ

отсутствие гордости гордость гордыня
уныние спокойствие гнев
безразличие к успеху благожелательность зависть
расточительность бережливость жадность
пассивность активность гиперактивность
отсутствие интереса заинтересованность «пунктик»,болезн.заинтер.
равнодушие к раздражен. терпимость нетерпимость
равнодушие к живому доброта злость

В эту таблицу (даже претендующий на график, т.к. все натурные качества одного свойства обладают непрерывностью и могут переходить друг в друга) не может быть включены основные категории материально-духовного роста, такие как «бытие – небытие» или «безопасность - откровенность - любовь». Эти категории определяют программу рождения и дальнейшего существования всех натурных качеств, реализуемых свободной волей. Но поставить их над таблицей, как первопричину – уместно.

небытие, вырождение материальн-духовн.бытие  Не адекв. бытие, вырожден
страх безопасность ненависть, агрессивность
замкнутость откровенность замкнутость
безразличие к жизни любовь страсть, ревность
подчинение знание своего места желание всех подчинять

Верхний список непрерывного возможного изменения нравственных качеств натуры человека может продолжить каждый. Заинтересованный и волевой человек пытается регулировать или исправить крайности своей натуры. Это тяжелый труд (через катарсисы), в конце концов приводящий в церковь. С успехом помогал такому «самовоспитанию» в конце 90-х годов А.Ц.Гармаев.

Неконтролируемое эго человека (и более глубокие слои подсознания) по мере взросления и приобретения опыта растет (обрастает), заботясь сперва о себе, затем о близких, семье, позже - о коллективе, о нации или единоверцах, и т.д., в пределе – о всем живом. Если оно застревает вначале – превращается в эгоизм, застревая на семье – превращается в мещанство или кулачество (в большевистском понимании), застревая в середине на нации или единоверцах – превращается в нацизм или какой другой фанатизм. (При перевозбуждении оно всегда «заклинивается».). Проходя до конца, сохраняя при этом гармоничную адекватность – эго превращается в совесть. Эта адекватность (золотая середина) и есть «тесные врата в Царство Божие».

(Мандевиль, «Басня о пчелах»: чем сильнее эго новорожденного, тем больше вероятность приобретения совести при взрослении). По Юнгу – это совпадение или гармоничное дополнение (непротиворечивость) «трех сознаний»: 1. человеческого бессознательного 2. человеческого сознания 3. «Внешнего сознания» (Бога, или «информационного поля» - кому как нравится). В этом суть «золотой середины» и одно из проявлений законов свободной воли.

Существует принцип, не для всех очевидный: всякое нравственное (или безнравственное) действие (даже эмоция и мысль) воздействует на мир и приводит его к материальному (и духовному) изменению в сторону благоприятной или неблагоприятной жизни. Это признают материалисты и тем более идеалисты. Но это отдельная тема.

Существуют и две планки социальной ориентации, выход за которые грозит гибелью. Это крайний консерватизм и либерализм. Молодежь изначально либеральна – растущие силы требуют расширения пространств. Старики наоборот, часто не в состоянии ухаживать за освоенными пространствами, познав самостоятельность и свободу, как осознанную необходимость (с жизненным опытом и ответственностью перед предками и потомками), умеренно консервативны. Молодёжь в городах, не имея собственных обязанностей – не начав самостоятельную жизнь и мечтая об абсолютной свободе по причине скуки и инфантилизма – крайне либеральны (движение «хиппи», модная экставагантность, футбольные фанаты, скинхеды и т.д.). Они, не находя себе применения, возбуждая себя разнообразными наркотикам, становятся немотивированно агрессивны, зачастую, уничтожая друг друга. Явное вырождение, но оно не только естественное, но и искусственное. (Грехи предков – для нас это уже естественное вырождение, грехи настоящего времени - искусственное вырождение.) У консерваторов в неизменной среде выше выживаемость с низким естественным отбором. У либералов всегда высокий естественный отбор. Но при изменении внешних условий либералы быстрей приспосабливаются, крайние консерваторы вымирают как мамонты. Все монархи России начинали с либерализма, а кончали консерватизмом. (Ярок в этом отношении Иван Грозный. Исключение – Николай II, который не сделался консерватором.) Советская власть была крайне либеральна, но постепенно «законсервировалась в своём либерализме», и тоже в крайних пределах. После её неизбежной гибели, понятия – правый, левый, либерал, консерватор – перепутались и перемешались. В настоящих «левых» и «правых» партиях с избытком консерваторов и либералов. На самом деле «правые» - традиционалисты (справа от Бога) должны быть консерваторами и монархистами (православными), которых сейчас достаточно много. «Левые» (безбожники и «козлищи») - либералами и демократами. Коммунисты, социалисты и «глазьевцы» - центристами. И если государство претендует на демократию – название - «партия власти» не должно быть в помине.

«Излишние» бедность и богатство, излишняя (не заслуженная нравственностью) социальная забота – тоже социальные границы выживаемости, за границами которых наступает дисгармония. Богатство делает человека сильнее, что позволяет ему раздвинуть границы выживаемости, но если оно не гармонично с окружением – возникает конфликт (уничтожение «хвостов» и сохранение «золотой середины»). Двигатель якобы «гармоничного» прогресса «запада» – средний класс, гражданство, но «широкие границы» выживания пока позволяют сохраняться и «хвостам» в вероятностной кривой распределения богатства (хвосты – сверхбогатые и сверхбедные).

Для эволюционного развития необходимо постоянное общение не только с коллективом, но и с живой природой. Общающиеся незаметно, но существенно влияют друг на друга (самопрограмирование, настройка), особенно в «нежном» возрасте (с кем поведешься, того и наберешься). Это тоже границы выживаемости, определяющие направление эволюции, и тоже за коллективность (количество общений), которая не противоречит индивидуальности (качеству общений).

У ответственного человека всегда присутствует движение к совести, границы его «тела» расширяются пропорционально способностям. Возможно, поэтому народы, живущие в узких климатических границах выживаемости генетически приобретают более высокие способности. В естественных условиях (север, тайга, экспедиции) собственность обязана быть гармонична с собственником\ками и окружающим пространством – материальным и духовным. Образно говоря, вокруг такого собственника рождается новый «организм», внутри которого практически нет противоречий, и он эффективнее способен преобразовывать другие, более высокие пространства, гармонизируя их. Но если этот «новый организм» противоречив изнутри, более того – губит окружающие пространства и «действия смерти» доминируют – «окружающему пространству» не стоит ждать, когда эта смерть коснется его. В естественных условиях «пространство» губит такого собственника (принцип несовпадения «трех сознаний»). В искусственных (города) – очищение идет очень медленно, т. к. сама городская среда недостаточно гармонична. Увы, российское терпение и традиционная, обособленная от власти жизнь, не способствуют быстрому очищению. Опасны и консерваторы, терпящие это, и «демократы», безответственные по определению, и допустившие до собственности безответственных людей. Виноваты все, хоть и в разной мере. Опасность грозит не только России – всему миру. Россия только усвоивает эту тенденцию к безответственности (с 17 г. посей день).

От индивидуальной к коллективной деятельности.

СССР многому научил, и не только нас. Глубинная суть советской власти была та же самая, что и на Западе, - буржуазная (материальное благосостояние). Самая большая ошибка – ликвидация частной собственности без разбора, не смотря на то - правильно ли человек ей распоряжался, в интересах эволюции общества? Результат известен – повальная безответственность, безнравственность. Единственной доступной «собственностью» стали знания, которые то и разрушили КПСС, а заодно и СССР. А ведь было достаточно не рушить все, а реформой ввести свободу предпринимательства (частную собственность) и многопартийность (или фракционность? если бы они были нужны), без поспешной приватизации и открытия границ для вывоза капитала. Результат был бы разумнее. Сейчас понятно – перестарались.

Потребовалось 70 лет, чтобы осознать – отсутствие частной собственности не способствует ответственности, изобретательности и заботе о завтрашнем дне. «Коммунисты» загнали человека в тупик. С одной стороны отобрали частную собственность, прервав его окольное эволюционирование в сторону сознания. С другой стороны, запрещением дискуссий, многопартийности, лишили человека выбора - прервали прямое движение в сторону сознания. Сперва отобрали лошадь, плуг, землю, машину, потом навязали все это в виде колхоза (а не добровольной общины), завода. Но человек не почувствовал своей собственностью (читай – своим продолженьем) завод, колхоз, и даже городское жилье. И не поверив принуждению для его же блага, легко мог этому вредить. Не только из-за духа противоречия - его нравственность с соответствующим уровнем ответственности, была не способна заботиться обо всём том, чем пользовалась. Для большинства эта собственность была дана рано, без тяжких раздумий, трудов, мечтаний – она не «вырастала», не являлась его «продолжением». Самый главный компонент нравственности – ответственность – был подорван. Доверие исчезло, а к общинности и коллективному труду и слову – «социализм» (с ассоциацией – «принудиловка») - возникла аллергия на долгий срок. Пословица: «Тебе что, больше всех надо?», применяемая не при потреблении, а при вмешательстве в коллективные действия, явно позднего происхождения, т.к. не в христианском духе.

В настоящее время другая крайность, и опять впервые и опять в России… С населением, не подготовленной к крупной и даже средней собственности, почти мгновенно и официально личной собственностью стали громадные предприятия, а неофициально – недра и территории. Но стала ли новая собственность продолжением тела владельцев, почувствовали они ответственность за всё приобретенное – за народ, работающий на их предприятиях, за экологию, за будущее потомство, за страну? Соответствует ли их нравственность жизни окружающего пространства, стремятся ли они улучшить «свое тело» повышением нравственности каждого члена его предприятия? Ведь функционально они больше, чем родственники – они, продолжение его духа, делают одно общее дело. (В Царской России батраки и хозяева ели одну и ту же пищу за общим столом, спали под одной крышей, расплачивались с обеих сторон без обиды.)

Ясно, что таких собственников очень мало, но они были и есть. Их дух (а тело обрастет в благоприятных условиях) сохранился даже и при советской власти (Королев, Наймушин, Туполев и др.), все же генетически невозможно уничтожить всех пассионариев, как невозможно уничтожить жизнь. Они появятся, но пока для этого нет благоприятных условий (человеческих законов жизни).

Высокое сознание (интеллект и нравственность) требует для своего творчества, познания мира Божия и удобств жизни необходимого материального обеспечения – «тела». Прежде, богатый ресурсами Запад, мог себе позволить индивидуализм. Бедному Востоку для этих же целей необходимо было «сброситься по копеечке» - коллективный путь развития. Сейчас все поменялось до почти наоборот. Климат до сих пор богаче на Западе, но ресурсное богатство – на Востоке. Коллективность становится востребованной не только в бедных, но и в богатых странах.

Естественный и искусственный отбор. Организмы и механизмы.

Естественный отбор совершает природа (информационное поле или внешнее Сознание, кому как нравится), т.е. он совершается в сторону гармоничности и сознателен по определению. Искусственный отбор совершается свободной волей людей и разумен настолько, насколько гармонична их воля. Как действует естественный и искусственный отбор, как он формирует менталитет и как он способствует нравственности и духовности, частично рассмотрено выше.

Англия несколько столетий, отлавливая воров и бродяг, по первому разу клеймила, а по второму – вешала их. Почти все Европейские страны в разное время изгоняли евреев. Северная Америка почти полностью уничтожила индейцев. Турция совсем недавно также расправилась с армянами. Европа и Америка осваивали территории ради богатства. С тех пор население земли утроилось, физически жить стало легче, а искушений больше. Из-за этого нравственность упала, но не катастрофически, как ожидалось. «Запад» продолжает завоевывать или «влиять» на территории ради собственного материального богатства.

Россия во все времена не вела себя агрессивно. Подкармливала странников, на краю села оставляли хлеб для бродяг. Осваивала территории ради любопытства, выживаемости и безопасности. Петр I отправил Беринга для выяснения – соединяется ли Азия с Америкой. Позже Аляску отдали. Николай I послал Невельского – «судоходна ли река Амур при впадении в океан», и не дождавшись ответа, отдал Дальний восток Китаю. (Благодаря инициативе Невельского Дальний восток остался за Россией.) Россия на громадной территории сохранила все народы. Может быть, это было неизбежно на бедных, бескрайних территориях и при неизбежной в таких случаях центральной власти? Может быть, из-за этого и искусственный отбор (геноцид, казни, тюрьмы) по сравнению с Европой был во много раз ниже? 73 года советской власти несколько изменили менталитет и сознание (где-то и в хорошую сторону), но искусственный отбор в основном совершался не в сторону улучшения генофонда – а в сторону безответственности, паразитизма и воровской «нравственности». Это наше «коммунистическое» наследие. В «рыночную войну» вступили наиболее активные, безнравственные силы, готовые за «бабки» распрощаться с жизнью. Для самосохранения они большую часть сил и энергии расходуют на создание охраны и миниармий, продолжая феодальные традиции. Но внутри своей организации они создают не организмы (доверие, любовь), а механизмы (принуждение), и поэтому обречены на вырождение. Организмы самообновляются и живут вечно, механизмы ломаются и самообновляться не могут.

Воровская «нравственность» (как и агрессивность, терроризм) – это ожесточенный инфантилизм особого рода – неуважение, презрение своей и чужой свободы, нежелание и неумение жить независимо или осознанно и добровольно зависимо, неиспытанное счастье истиной дружбы, любви, взаимоподдержки и ответственности за последние. И как следствие – непонимание важности честной жизни, желание потреблять возможно больше, отдавая обществу возможно меньше. Хорошо, что воровская «нравственность» способствует и уничтожению себе подобных, естественному очищению общества (противоречивость «трех сознаний»). Но такое очищение идет очень медленно, за это время можно потерять страну. Надо ускорить очищение искусственным отбором, но правозащитники вступаются не за настоящие и будущие жертвы; защищают права, но не защищают обязанностей. На самом деле – чем ближе общество к самоуничтожению, тем милосерднее крайнее ужесточение, расширение обязанностей и сужение прав. Сингапур давно опроверг Западную «правовую» формулировку, что степень наказания не влияет на рост преступности. Ужесточение ликвидировало преступность и повысило нравственность. Широкие границы возмездия (от смертной казни за наркотики до наказания кнутом за хулиганство) не понижают прав ответственного человечества.

Сейчас идет время осознания ошибок и выбор общественного устройства, социального «климата», при котором народы России хотя бы не вымирали. Но одновременно идет геноцид против собственного народа, не осознанный исполнителями (но кем-то инициируемый?). Этот «отбор» трудно назвать естественным, он явно искусственный. Такого в истории России еще не было. Даже советская власть была гуманнее.

Целесообразность.

Определим целесообразность, как начало пути, через естественный отбор и свободную волю, к гармонии. Границы существования всего живого подвижны, чем выше организация – тем уже границы. Самые широкие границы существования у вирусов, которых можно отнести и к неорганическому миру. Самые узкие – у сообществ, включая человеческие объединения (от семьи до государства). Человек в процессе эволюции, становясь сильным, умным, сознательным, раздвигает эти границы. Сильным, но не сознательным – сужает до схлопывания, самоуничтожения.

В дикой, естественной природе действует вынужденная целесообразность – существование хищников, паразитов, эпидемий, войн оправдано необходимостью (регулирование численности – как количества, так и качества «жизни»). На экваторе естественная целесообразность проявляется в том, что на всем живом существует огромное количество хищников и паразитов с одной стороны, и уникальные способы и приспособления защиты от них с другой стороны (как на суше, так и в море). Человеческая искусственная целесообразность (свободная воля) там не очень сильно отличатся от естественной (эгоизм – самосохранение, не отличающееся от тварного), а «культ ура» не всегда «светоносна» («ра» – солнце, свет).

На прилегающим к полюсам территориям с узкими границами выживания хищничество и паразитизм минимальны (или отсутствуют вовсе). Естественная целесообразность сохраняет там небольшое количество видов хорошо приспособленных к минимальным температурам и ее колебаниям. Свободная воля людей направлена на выживание не только себя, но и всего живого окружения, ответственна и совестлива.

В средней полосе есть возможность обоих способов жизни, искусственная целесообразность может быть направлена и на уничтожение и паразитирование, но и на созидание и жизнь, т.е. на сознательное или бессознательное бытие. Можно сказать, что соревнование, конкуренция и войны– «изобретение» юга и прилегающей средней полосы. «Изобретение» холодных территорий (и Иисуса Христа, как начало новой эволюции) – сотрудничество, взаимопомощь. Также можно сделать странный вывод: с точки зрения целесообразности в высокоответственном, сознательном обществе паразитизм не нужен, но если ответственности нет, то он неизбежен. И необходим… Необходимы войны? Видимо, как и противовес эгоизму агрессора. Противовес воспитывающий? Общество, становясь сильнее, раздвигая границы своего существования, но не приобретя соответствующую ответственность, становится опасным само себе. Одна часть общества «раздвигает границы», другая – сужает их на еще большую величину. Результат - чем мощнее существующая Западная цивилизация – тем неустойчивее жизнь?

Направление эволюции человеческого общества – замена естественной, вынужденной целесообразности – целесообразностью свободного выбора «золотой середины». Замена эгоизма – совестью, ответственностью. Заметим, что эгоизм неограничен в потреблении материальных ценностей (даже власть – «все мое»), но предсказуем в поступках. Совесть не ограничена в духовных (включая – научных) потребностях («нищие духом»), в материальных - умеренный аскетизм и непредсказуема в бесконечном выборе поступков.

(Для тех, кто верит во Внешнее сознание: Оно нуждается в нашей помощи. Кто не верит: мир, его законы (а они откуда?) вынуждают нас гармонизироваться.)

Вынужденная целесообразность высокой рождаемости развивающихся стран ведет нас к нежелательной будущей целесообразности – появлению повсеместной ответственности через беды и катарсисы. Когда начнут кончаться ресурсы и границы выживаемости начнут сужаться, в человечестве начнется переход количества в качество, - человечеству не останется ничего, кроме как еще более повысить ответственность. Западная культура (но не отрицательные стороны цивилизации) и создавшие ее нации при существующей рождаемости могут сохраниться, если они подтянут остальные народы до своего культурного уровня или сделают свободный выбор собственной «высокой рождаемости», не снижающий «удельный» человеческий генофонд.

Крупные сообщества (государства) в отличие от мелких (семьи), не научились отбирать мудрого, деятельного руководителя. Крупные – слишком закрыты, и, в отличие от мелких, не информированы, выбираем «кота в мешке». Тем не менее все склонны к «универсальной руководящей пирамиде» - демократия по горизонталям и монархия – по вертикали. Абсолютно демократическое государство (а не только условно демократические выборы) невозможно себе представить – это что-то вроде классического Кропоткинского анархизма, когда каждый достиг сознательности и по своим способностям гармонично определяет свое место в обществе (анархия - мать порядка). Границы доверия бесконечны. При неполной сознательности и доверия целесообразны парламентское или президентское (аристократическое или монархическое) правление. Причем последнее универсально и может функционировать при любой сознательности общества.

Собственность, основанная на Вере и на атеизме.

Пока во всем мире наблюдается временный спад нравственности (хотя и на долговременном общем подъёме). Начался он с ростом атеизма. «я – раб Божий» сменилось на «Я – властелин мира». «Значит мне все дозволено…?» (Достоевский). Основные вопросы, разделившие верующих и атеистов (тоже вера), следующие: 1. Существуют ли какие-то высшие, информационные законы (Идеи Платона), Божьи законы, которым НАДО подчиняться, чтобы жить? Все ли сделанное мной принадлежит мне, и сам я принадлежу ли себе? 2. Или Я САМ создаю законы, по которым ХОЧУ жить, и все сделанное, приобретенное мной – окончательно МОЁ! Эти вопросы веры - за границей знаний, и то и другое недоказуемо. Но результаты деятельности, основанные на разной вере, разные. Разная ответственность и нравственность: «отвечаю за все, так как мне это доверено»; или – «все, что приобрел – мое, и не отвечаю ни перед кем, никому ничего не должен». У верующих выше ответственность, сила духа («с нами Бог»), терпимость и гордость к принадлежности всему миру. У атеистов выше эгоизм, нетерпимость и гордыня. Но хуже, увы, здоровье, особенно психическое (из-за внутреннего одиночества).

Самая глубокая точка зрения на материальную и духовную собственность принадлежит верующим. Заключается она в следующем. Господь сотворил законы и вселенную, подчиняющейся им. На основании этих законов создал/произошло все живое (эволюционная и креационная теория происхождения жизни, на мой взгляд, не противоречат друг другу). Сотворил и человека, как помошника-творца (подобного Себе), а поэтому – со свободной волей (но ограниченной «планками»), в которую до поры не вмешивается. Сотворенные законы (информационное поле, идеи Платона) можно для удобства разделить на 3 группы: 1. Обязательные законы Воли неорганического мира (все открываемые физические законы). 2. Обязательные законы Воли органического мира (все законы существования жизни, проявляемые в функционировании гомеостаза, удовлетворении голода, жажды, тепла и т. д.). 3. Законы Свободной Воли (нравственные законы). Что-то создавая, открывая, мы делим между собой Божью «собственность» по-Божески (любое творчество – это комбинирование Божьих законов в разных ситуациях во всех трех группах) – для удобства дальнейшего творчества.

Если материальную собственность мы создаем на конечном этапе для совершенствования духа, то духовная «собственность» уже не должна (по нравственным принципам) превращаться в потребительскую, частно-материальную, т.к. не совершенствует дух. Поэтому, на мой взгляд, духовный и культурный продукт (сюда относятся и все науки) не может являться личной собственностью. После оплаты (если сделан по заказу) и опубликования он перестаёт быть товаром (удовлетворен товарный спрос) и становится социальным духовным капиталом. Духовный продукт «оплачивается» духовными ценностями – признанием, уважением, любовью. Духовный продукт сразу формирует сознание, а через него быт и не участвует в рыночных отношениях. Научно-прикладной продукт относится к культурному, но спецефический, т.к. сперва благоустраивает быт, а потом уже (для большинства?) сознание. Поэтому авторские права – это опосредованная собственность, временно необходимая мера для поддержки и защиты автора от не совсем бескорыстных распространителей. С одной стороны они паразитируют на авторе, с другой – внедряют новое – прославляя время и автора, что тоже должно оплачиваться. И только добровольный социализм когда-то достойно обеспечит востребованного автора.

Люди влияют друг на друга гораздо ощутимее, чем любой другой объект. Если материальный и духовный уровень, достигнутый человечеством, искусственно понижается другой группой человечества для своего возвышения, то страдают все. Не только первые, но и вторые, т.к. их дальнейший подъем осуществляется с фундамента, который они же искусственно снизили. Это был один из фактов восстания декабристов в 1825 г. (Крепостное право хотя и содержало армию, но тормозило общественное развитие.)

Западный путь «эволюции» - выделение «Золотого миллиарда» – подстраивание основания пирамиды (обслуживающее население) под ее вершину (элиту). Там процветает гедонизм и об эволюции говорить не приходится (инволюция сверху). Если основание шире, чем нужно потребительской элите – ее можно искусственно сузить, каким то способом уничтожить. Жизненно важными ресурсами в первую очередь обеспечивается элита, а остатки – обслуге. Третий путь, обратный «Золотому миллиарду», эволюционирует снизу. Фундамент пирамиды какой угодно ширины выстраивает естественным процессом элиту по нравственным принципам, а не финансовым, материальным. Все востребованы и ресурсы для всех.

На протестантской идее трансформированного иудаизма об избранности предпринимателя (можно «подсиживать» каждого и этим проверять его «богоизбранность»), возник феномен Западного капитализма. Позже был такой же взлет староверческого капитализма в России, но уже на противоположной (тоже кастовой) идее христианского братства в окружении ереси. Сейчас у нас в чести первая идея. Вторая идея ближе менталитету России – «все принадлежит Богу, и управляться всем надо по-Божески». Но пока считается, что учиться у старой России нечему, а у старой Европы - можно. Да, Россия (и ещё Монголия) самые бедные по климату, но ресурсы могли бы восполнить этот недостаток. Ими же неофициально владеют сомнительные частные и западные компании, как государства в государстве. Россия уже распалась? Или стала колонией?

Есть несколько точек зрения на ресурсную собственность. «Либеральная» Европа считает, что все недра земли должны принадлежать всему человечеству (в итоге - развитым странам, которые способны её добыть). Но тогда, раз вы такие либеральные, разрешите всем народам (при их желании, с их обычаями и порядками) проживать вместе с вами на вашей территории и без ограничения «прав человека», написанных вами. Другая точка зрения – раз существует разделение на государства (территорию, традиционное проживание наций, культуру), все недра, вода и земля принадлежат проживающему населению. И самая, на мой взгляд, верная точка зрения изложена выше – все мы принадлежим Космосу, являемся его «собственностью», и имеем право распоряжаться его богатствами только «Ему на пользу». (Не только для Его существования, но и преобразования, усложнения связей и уменьшения энтропии.) Наши олигархи, (ведь они - «самые умные?»), больше ориентированы на первую точку зрения. Они уничтожают государство, которым они пользуются и в котором проживают. С точки зрения государства доступные для населения ресурсы (при их объективной, а неформальной национализации) могли бы компенсировать недостаток солнечной энергии и «смягчить» существующий резко континентальный климат, помочь Российским народам в восстановлении хозяйства, а затем и в честной мировой конкуренции, если такая возможна. Третья точка зрения станет популярной не скоро – когда все собственники с их собственностью станут гармоничными (но тогда ресурсы на земле видимо закончатся).

Совершенствование рыночных отношений возможно?

Свободный рынок, как и естественный, а не искусственный отбор, - это кротчайший путь совершенствования и гармонизации человеческого сознания, особенно важный для эгоцентристов. Но он стал редок. Аскеты западной культуры продвинули науки, изобретения, создали все положительное, что есть в цивилизации. Но плодами цивилизации пользовались и паразиты, обратив многие изобретения на уничтожение себе подобных, и сделав невозможным свободный рынок. Корпорации, которые зачастую перерастают в коррупции (начало искусственного отбора) с существующим из-за этого несвободным рынком, деформируют сознание. Развитие коррупций приводит к местным и глобальным войнам (искусственный отбор), начало которых соответствует потере сознания, а конец войн – просветлению, его лечению.

При сохранении тенденции временного спада ответственности и нравственности человечество столкнется с невозможностью увеличивать частный, государственный и социальный капитал, т.к. выросшая человеческая безответственность будет его уничтожать с такой же скоростью. Выход один – искусственно поднять мышление каждого до сознания. Это и будет уровнем безопасности, безопасной деятельности капитала в направлении эволюционирования. Ведь вариант уничтожения всякого капитала до соответствующего уровня нравственности неприемлем. Когда такое количество преступников владеют громадными состояниями, искушения к преступности увеличиваются геометрически и страна идет в разнос.

В Восточной культуре (происхождение от Шумеро-Вавилонской цивилизации – самого первого социалистического государства, с главной целью общества – защитить слабого от сильного) никогда не было классического рабства. Не было и частной собственности на землю. Хетто-балканская и близкая ей – Крито-минойская цивилизация имели такой тип организации, где господствовал принцип частной собственности, индивидуализма и начало рынка, а позже – классического рабства. Еще позже стал в почете паразитизм, не нарушающий человеческого Закона. Не открытость, доверительность и благожелательность, а закрытость и подозрительность. Не разум и честность – а хитрость, не ответственность перед Богом за богатство, а безответственность перед всеми при наличии богатства (западное понимание свободы). Похоже, что компромисса между технологичным Западом и постоянно догоняющим Востоком быть не может? Хотя теоретически он есть – это «требование существования свободного рынка, которого пока как такового реально не существует» (А.К.Корольчук). Нет свободного рынка не только между предприятиями, но и частниками. Возросший интерес к истории, психологии, религиям и их сближениям, появление психоанализа, «нравственной психологии» (А. Гармаев) обнадеживает. Вселяет надежду, что народы России не дадут погибнуть не только своей родине, но и всему человечеству (Национальная идея всеобщего «православного спасения» - «Моска – 3 Рим»).

Предположим, что частные собственности притираются друг к другу, гармонизируются, и вся активность собственников превращается (хоть и медленно и постепенно) в «действия жизни». Возьмем, к примеру, железнодорожный транспорт. Одни владеют недвижимой частью, другие – движимой, третьи – конструируют, четвертые – ремонтирует, пятые – кормят, и т. д., и все вместе ездят. По мере развития транспорта, или дележки (как сейчас), возникают конфликты. Но они в конце концов, разрешаются, так как ездить всем надо, пока это дешевле и быстрее велосипеда и лошади. Нравственная «притирка» и ценовая конкуренция - совершенствование рыночных отношений, положительная суть рынка. По мере разрешения конфликтов растет и нравственность и социальность, взаимные уступки, доверие, забота друг о друге, взаимная поддержка. Устанавливается оптимум цен в масштабе всей страны, а не только ж.д.. Это и был бы добровольным социализмом. Но пока это утопия,… ещё рано. Нет ни свободного рынка, ни совершенной конкуренции. К тому же железнодорожный транспорт – крупный стратегический объект, связующий страну. Его приватизация разрушит Россию.

Разрешение личных конфликтов - очень сложный и психологически тяжелый процесс. Ссоры, взаимные оскорбления... Поиск «врагов» заканчивается нахождением их, как не странно, внутри себя. И что важно – без давления и помощи других, индивидуально. Иначе «их» (страстей, комплексов) не обнаружишь. Грубая помощь только вредит и заставляет видеть врагов только вокруг себя. Тем более сложны разрешения конфликтов между крупными «организмами» - нациями, государствами, культурами. А это уже терроризм, войны, которые наоборот, углубляют конфликты, загоняют их внутрь (до благоприятного времени). Мастер разрешения конфликтов А.Гармаев – пока не востребован.

Процесс «притирания» очень медленный (нравственный, а не интеллектуальный), в силу следующих психогенетических программ. Ребенок приобретает натуру (поверх генетической склонности) через отношения между родителями, знакомыми и незнакомыми, через обстановку, дом, двор до 6 – 9 лет. В это время закладываются нравственные принципы – отношение к будущим мужу, жене, друзьям, соседям, родине… После 12 –14 лет подросток сам выбирает то, что недодали, и если не компенсирует недостающий опыт – останется ребенком на всю оставшуюся жизнь. Получается, что при смене внешних условий, натура, менталитет нации меняется в 3 раза медленнее смены поколений (75 лет, если считать, что время смены поколений равно 25 годам). Менталитет в среднем возрасте практически не меняется, а если меняется кардинально, то только через катарсисы, и чем старше человек, тем они мучительнее. Только в условиях жесточайших катарсисов менталитет меняется быстрее («40 лет блуждания евреев по пустыне»). Поэтому пройдет много поколений (не менее трех), прежде чем мы станем добрее, внимательнее и доверчивее друг к другу. Этот процесс может сократиться искусственным путем – изучением и применением «нравственной психологии».

На земле ещё не было такого количества населения и такой эффективной собственности, изменяющей среду обитания, которая, в свою очередь изменяет человечество, его суть. В какую сторону идут все эти изменения? В сторону жизни или смерти? Когда будет гармоничен сам человек и его собственность? Ведь соблазнов жить легко и весело без всякой ответственности, с меньшими затратами собственной энергии, все больше. Но все чаще осознаётся опасность для жизни при нарушении экологического равновесия.

«Притирание», разрешение конфликтов тем безопаснее для человечества, чем меньше людей в них участвует. Самые острые, активные конфликты возникают между дисгармоничными субъектами; пассивные конфликты – если одна из сторон близка к гармонии, как у человека с природой. Мир стал тесен, природа уже не устраняет дисгармонию существования множества претендующих на истину государств, культур. Преобразовался и рынок, он перестал быть свободным, а конфликты стали криминальными, еще больше увеличивающие дисгармонию пространства «рынка». Неравенство возможностей не устраняется ни чем, ни способностями, ни силой. Противодействовать искусственному отбору, осуществляемому коррупцией, может только разумное, нравственное государство – народ и элита. Элита, которая создает вместе с правительством нравственный климат. «Климат» в сторону общинной собственности и добровольного социализма. Только люди, приобщенные к сперва к культуре, а потом к знаниям, способны только противостоять коррупции. Но пока человечество изобретает оружие собственного уничтожения. Апокалипсис – самоубийство? Виноваты все, и в первую очередь – элиты. Не пора ли нам всем задуматься?

Способность к собственности.

Все ли люди способны иметь собственность, иметь хоть какую-то ответственность? Этот вопрос аналогичен следующему: «все ли люди способны быть свободными, или есть генетические рабы, не способные ни к какому творчеству?» Абсолютно безответственному человеку нельзя было бы поручить никакую работу и инструмент, даже метлу. Ответственность – результат обучения самой жизнью, а так как любой здоровый ребенок способен обучаться (адаптироваться), то все способны творить и иметь собственность, без которой многим трудно эволюционировать в западной цивилизации.

После очередного взлета научно-технического прогресса (интеллекта), но с одновременным упадком нравственности (новые искушения), разрушаются «старые организмы». Но не прекращают существование «новые организмы», основанные на полном доверии и эволюционирующие благодаря коллективной собственности. Пока они только в зачатке – это новые монастыри, с/х корпорации, товарищества и те семьи, которые счастливы.

Наверняка все понимают, что не вся собственность может быть «продолжением частников». Это не только земля, вода, недра, но и такие коммунальные хозяйства, как водоснабжение и канализация, очистные сооружения, озера и русла рек. Это и институты, разрабатывающие высокотехнологические области медицины, образования, науки.

Общественная собственность, как продолжение общинного тела, возможна больше всего тогда, когда 1.предметы собственности одинаково нужны всем (электростанции, мосты, как и ложки-вилки, соль, хлеб, чай в советских столовых), 2. Все согласны их содержать. 3. Такая собственность не под силу отдельным личностям, но нужна всем. Общественная собственность становится невозможной, если ложки воруют, соль рассыпают, в колодец плюют.

Как жить, на что ориентироваться?

Что нужно для того, чтобы понять (и не только умом), что человек ответственен за все на Земле? Нужна любовь к предкам, переходящая в любовь к детям (количеству и качеству), как их продолженьем через себя. Нужен положительный опыт жизни, доходящий до крайностей, уход из инфантилизма, начиная со школы, которая должна давать не только знания, но и нравственный жизненный опыт. Профессия учителя должна быть престижной, высоконравственной, ответственной и самой высокооплачиваемой (т.к. по затратам предполагает затраты «отца большого семейства»). Они должны чувствовать себя родителями любого ребенка, должны формировать «новозаветного» человека. Отношение к ним должно складываться подобным отношению прихода к своим духовным отцам – полное доверие и любовь. Кроме профессионализма, учитель должен не только чувствовать, а знать все проблемы своих учеников. Они должны учить трудиться не только для себя, для выгоды, но и бесплатно для окружения, – для выгоды всех людей, животных, растений. Совместно испытать холод, голод, жару, радость общения, муки одиночества, сплоченность команды, делающей одно общее дело, и при этом не терять здравомыслие. (Общественно полезные работы, сложные туристические походы, альпинистские восхождения, экспедиции, интеллектуальная деятельность, дискуссии, непрерывное эволюционирование здравомыслия, личной позиции, личной идеологии и Веры (предварительно изучив и прочувствовав свою, традиционную).) Людям, все это испытавшим, по этим принципам живущим, не нужны ссоры, террор, войны. Они способны только создавать, дарить благость, расширять физические, научные и духовные пространства.

Иногда в СМИ идут дискуссии, какой ориентации должно быть государство – светским, православным, …причем светское – имеется ввиду – атеистическое. Современная культура требует знания всех религий, и особенно своей и соседской – требование дружной жизни. «Пересечение» религиозных идеологий сближает, расхождение требует доброй воли и обсуждения – в итоге дополняет и развивает мировозрение. Уверенным в превосходстве своей религии нечего бояться обсуждений и дискуссий. Если не будет изучение и сравнение всех религий, то вскоре весь мир будет мусульманским, и уменьшение «цветущих разнообразий» повредит всем, включая исламский мир.

Наука и религия начнут дополнять друг друга? Ученый обязан верить только повторяемому опыту, но тогда он не должен верить в чужое сознание (и даже в свое), т.к. он никогда не сможет его повторить, понять, пощупать. Современное понимание Бога учеными (не всеми) ушло далеко от древнего понимания, хотя нравственная позиция практически не изменилась. Почему? Эта позиция основывается на поиске Сознания, которое шире Знания. В сложных и опасных экспериментах она основывается на постоянной совестливой взвешенности между осторожностью и риском с одной стороны, и насильственностью и авантюрой с другой. Нравственная позиция требует опоры на то, что мы пока не знаем, но когда-то сможем узнать. Особенно важно это для ученого, работающего на границе Знания и Незнания. «Что произойдет, если я грубо влезу в область незнания? Каков будет обратный ответ?»

Что нужно делать правительству – изложено в программах А.Паршева и С.Глазьева, мое личное дополнение – в предыдущей статье. Е.Велихов выделил из этих программ передовые технологии, которые возникнут после упора на 1. фундаментальные науки, 2. высоко квалифицированные инженерные кадры, 3. свободную рыночную экономику. Но последнее (с существующей нравственностью) пока (и долго будет) невозможно. Почти нет внутреннего рынка, нет оборота продукции (ни спроса, ни предложения), а существующий, и далеко не свободный рынок – за счет торговли ресурсами с Западом. Поэтому к п.3 надо добавить еще два, три условия – «всем дать удочку» и «водоем с рыбой» (или информировать, где такие «водоемы» есть). Т.е. чтобы у всех была возможность трудиться (минимальные средства производства) и одинаковая доступность пользоваться «водоемами» (ресурсами). (То и другое есть у большинства граждан на Западе – «удочка» у них своя, а «водоемы с рыбой» - наши). Большинство «удочку» пропьют, но иначе мы не выявим оставшихся - способных совершенствоваться. Многие скажут, что все это было в форме ваучеризации? Да, в самом начале реформа была задумана так, но потом инициатива перешла к активным проходимцам. Ваучеры стали не именными, ими можно было сразу же торговать (а не по истечению длительного срока, выявляющего стоимость «удочки» приравниваемую к «стоимости рыбака» - предпринимательские способности). Обеспеченность ваучеров охватывала слишком малую долю госсобственности. Основную часть решили продать. Кому? Кто имел деньги после «советов»? Кто любил брать в долг и не отдавать? Про «удочки» можно забыть, пусть все начинают с нуля, но «водоемы с рыбой» пока есть. Доступность ресурсов должна регулироваться государством, что оно никак не желает делать.

Некоторые ресурсы, как лес, земля, более доступны, чем нефть, газ, бензин. (Московская Русь образовалась на бесплатных землях и лесе с привлечением всех обездоленных и выкупом плененных.) Недоступность последних рушит экономику. К примеру, если корм и электроэнергия для птицефермы дороги, чтобы быть конкурентоспособной, она может приобрести землю и сельхоз комплекс, понизить стоимость корма, но не сможет приобрести нефтяную вышку, электростанцию. С другой стороны «нефтяная вышка» может приобрести все, что угодно. И это уже происходит. Поэтому, при сохранении тенденции наше государство будет называться – ГАЗПРОМ.

Весь газ и нефть должны продаваться государству (с некриминальным правительством), а оно – полностью обеспечивать внутренний рынок доступными энергоресурсами, а продавать заграницу только излишки (А.Паршев). С сельхозземлей в нечерноземной полосе будет еще сложнее, – будут не продавать, а упрашивать – «возьмите землю, только сейте на ней» и никто не будет брать – по причине невозможности ее обрабатывать из-за дорогих, недоступных энергоресурсов .

Последние ошибки правительства: 1. Обязательная страховка автотранспорта – правительство «родило» еще одного посредника-паразита между потерпевшими и судом. 2.назначение губернаторов, а не утверждение, выбранных областной думой. 3.легальная утечка капитала в виде «стабилизационного фонда» заграницу. Это поддержка богатых соседей в ущерб себе. (Якобы запас, который когда-то проедим). Не лучше ли стимулировать свое хозяйство, и не только сырьевое. 4.Заявление - «государственников» нельзя пускать в правительство, они только вредят естественному (рыночному) процессу. А разве появление государственников – это не естественно, особенно когда государство рушится? 5.Не прекращающаяся, а даже увеличивающаяся утечка капитала (и в виде недоступного для нас нашего же сырья).

Какая собственность предпочтительнее?

Также, как невозможно доказать есть ли Бог или нет Его, также никто не может «влезть» в чужое сознание, подключиться к нему, измерить весь набор возникающих одновременно мыслей. Их окраска, сопутствующие эмоции аналогичны нашим? И что такое мысль с точки зрения материалистов – движение электронов, химическая реакция? Вряд ли когда человек научится ее измерять, присваивать, «щупать», как чужую собственность. Сознания не пересекаются, - пересекаются дела, по которым можно приблизительно судить о сознании. И в этом не только сложность будущего социализма, но и преимущество – все добровольно – «доверяю, не доверяю», «хочу, не хочу» - даже не слова имеют вес, и они никому не нужны. Нужно только внутреннее решение, обоснованное собственным делом.

Преимущество «чистого» индивидуализма только в том, что выбор (память, мышление, сознание) из всех вариантов связей эгоизма и совести - индивидуален. Но в чистом виде вне коллектива он невозможен. (Многочисленные примеры выживания без общения – обмена мыслями – маугли. Одиночество необходимо, но в меру. Всегда должно быть хотя бы ощущение коллектива.) Менее опасные недостатки – сложность самозащиты, низкий КПД, невозможность нравственной эволюции (заботы об окружающем пространстве из-за замыкания на себе) и в результате – серая и неинтересная жизнь, вырождение. Человеку невозможно эволюционировать в одиночку. Все преимущества индивида как раз развиваются в коллективе, если востребованы им. (Человеку необходимо временное одиночество, но постоянное ощущение коллектива, в котором он реализуется.) Частная гармоничная собственность делает человека более сильным и способным. Но все имеет предел. Человек уже сталкивается с такими задачами, которые он уже, будучи сильным и способным, сможет решить объединившись с такими же как он. Новая собственность, организованная для этого, сделает их на порядок сильнее. Поэтому, будущее за общинной (социальной, социалистической) собственностью на фоне развитой частной. Логически, не к этому ли готовила нас вся Российская история?

Похоже, что назначение человечества – преобразование мира, которое невозможно в одиночку. Удивительное преимущество человека перед всем остальным животным миром – это величайшая способность адаптироваться и мыслить. Но эти преимущества он приобретает только в своей «стае». Удивительна также распространенная, не только среди верующих, мысль – добиться такой способности к развитию, чтобы ни кому не причинять вреда, не нарушать существующее равновесие. В природе на такое функционирование, но без развития, способны только пчелы.

Возможно, что когда-то все станут гармоничными собственниками (частными или общинными – неважно), т.е. иметь функциональную собственность в меру своей энергии и ответственности – по способности и по силам с соответствующей разницей в доходах. Это будет обязанностью, долгом, а не привилегией. Необходимое условие такого социального устройства – доступность образования, полная информативность и отсутствие тайн. Не только абсолютная прозрачность и доступность хозяйственной деятельности, но и прозрачность жизни (кроме «интима», касающихся только двоих – их тайны общие только с Богом). Общие тайны объединяют, но разъединяют владельцев разных тайн. При нынешнем состоянии морали и слабости всех субъектов, от частника до государства, тайны необходимы. На их охрану, да и на охрану любой другой собственности, тратится масса непроизводительной энергии, но с существующим «сознанием» это пока целесообразно. Если бы Бог («информационное поле») открыл нам все тайны бытия, то человечество давно бы себя уничтожило - наша свободная воля очень медленно выбирает ответственность.

В пределе не только все виды собственности будут продлением тела и духа человечества, а вся окружающая действительность. Человечество сознательно встроится в «живой организм Земли», космоса. Достаточное условие гармоничного социального устройства – достижение человечеством сознания и нравственности. К тому же истощение природных богатств сузит границы существования, повысит ответственность, нравственность и заставит всех объединяться.

Верю, что когда-то наши потомки будут достойны владеть тайнами мирозданья, охлаждать или разогревать, оживлять пустыни, планеты. Тогда будет достигнута открытость, полное доверие, взаимная заинтересованность (необходимые условия возникновения любви) и высокая реализация способностей – главный компонент ощущения счастья и наличия здоровья. Надеюсь, статья сняла проблему – какая собственность эффективнее, важнее, или какая гармоничнее.

Извиняюсь, что эта статья где-то повторяет предыдущую. Жанр требует.

Соротокин Михаил Матвеевич. Инженер-гидготехник, геодезист, гляциолог, крестьянин, пчеловод. 65 лет. 4 детей и пока 4 внучек\ков. Сторонник А.Паршева и С. Глазьева. А.Гармаева. Тел. 384-19-43. 2005-02-02

Подправлено 2006-05-13, 2007-01-07.