Вера в то, что Христос воскрес – неразрывна с Надеждой на высшую справедливость и способность человека стать высоконравственным.

Я пойду туда, где ТЫ «нарисуешь в небе солнце»,
Где разбитые мечты обретают снова силу высоты…?

Противостояние двух Европейских цивилизаций. За кем правда?

(Две цивилизации, вероятности существования.)*

Изложенная ниже точка зрения для «интеллектуалов-западников», видимо, спорная и даже неприемлемая. На мой взгляд это происходит по той причине, что исторические источники создавали во первых – грамотные, во вторых - победители и в третьих - более заинтересованные в своей реабилитации, побежденные, а реализуют свою идеологию политическими и военными средствами сильнейшие, на которых они – интеллектуалы - ориентируются. Западных источников и приверженцев их культуры значительно больше, чем наших, отечественных. Но настает время историков-психоаналитиков, которые как-то уравновесят победителей и побежденных, сильных и слабых. Не дожидаясь их я высказываю свою точку зрения на прошедшее и будущее. Что-то покажется не очевидным и нуждающемся в разностороннем изучении. Но пока …хочется быть понятым…. Поэтому, и для этого, немного не по теме.

Большая часть моей запоминающейся жизни прошла не в городе, а в тайге, горах, экспедициях, и последняя часть – в деревне. Соответствующие люди окружали меня – соратники, и большинство стали друзьями. Понимание – с полслова. Продолжительная деятельность и проживание в особых условиях, схожие ощущения, понятный образ мыслей формируют одинаковый опыт, а поэтому – полное взаимопонимание. Но средний «закормленный» городской человек, естественно, непонятлив в том, чего не испытал, да и не желает попадать в непредсказуемые испытания. Не только голод, холод, цену хлеба, инструмента, но и преданности, взаимопомощи, коллективного горя и радости, мучений и счастья экспедиционной общинной жизни. И это не только проблема нашей страны. Непонимание элементарных основ жизни не компенсируется высоким эстетизмом. Недавно моя младшая дочь сказала: «Чтобы быть понятым, надо одну и ту же мысль «прокрутить» с разных сторон и не бояться повторений». Но и это вряд ли поможет. Не «широта эстетического мировоззрения», а здравомыслие, ощущение окружающей тебя изначальной благости, направляющей любви и, одновременно, мировой скорби приходит с опытом. Он же формирует нравственность. Но, увы. Для большинства, с достижением благополучия и исчезновением материальной и духовной нужды, возрастает интерес к развлечениям, новым смыслам жизни (движение хиппи, скинхедов), преступности, к «движению вниз», но падает интерес к новому опыту, знаниям, крайним испытаниям, падает интерес к «движению «вверх»; одновременно падают нравы – с‘уженный интерес к жизни перемещается в сторону эгоизма.

XXI v… Вместе с падением нравов стал ущербным и язык. Может он потерял не так много оттенков и красок, но многие ключевые слова утратили свой первоначальный смысл, а в головах образовалась мешанина. «Хаос и анархия», или «гуманизм и милосердие» стали синонимами, потеряли свой противоположный смысл. Словом – «демократия» - вообще невозможно пользоваться, т.к. Западная демократия подразумевает совсем не то, что Восточная (как и в понятии – «гражданственность»), а последнее время в России приобрело свой третий, давно забытый смысл – власть беснующейся части народа. (Демос – беснующийся, олос – разумный. Ника-олос, Николай – победа разума. Демон и демос – однокорневые слова. Спасибо Н. Нарочницкой – объяснила.) Одни фашизм путают с нацизмом, другие пытаются отождествить с «советским социализмом», хотя все за объединение на национальной идее. Слова – «социализм» или «коммунизм» все еще связывают (и ещё долго будут связывать) с Лениным-Сталиным и террором: «уж пусть лучше бандиты, чем они», хотя настоящего, государственного социализма (добровольного) в истории народов еще не было. (Широко социализм и коммунизм встречается в семьях и реже – в небольших коллективах, общинах.) И какими словами мы назовем то далекое-придалекое будущее наших пра….внуков? Что им оставим? Или нам все равно, что останется после нас?

По всей стране гуляют мифы, созданные предыдущими властями и недружественными элитами всех стран, включая и нашу. А корни их в том, что в России жить, тем более честно богатеть, сложнее, поэтому как не посетовать: «В России две беды - дураки и дороги; …всегда воровали …рабы от рождения». Да, в последние 300 лет Российская «элита» постепенно переориентировалась на Запад, хотя народ продолжал жить сам по себе. А что сейчас? Западники победили?

Западный демократизм стал «светом в окошке». Правительство Путина – Грефа считает, что государство не должно вмешиваться в экономику и хозяйство. «Чем меньше государственников в правительстве, тем лучше» – этот экономический постулат свободного рынка, которого уже никогда быть не может, озвучивает Греф. Главный экономический демократ страны говорит, что хозяева (радеющие о своем, народном хозяйстве люди) не должны заниматься своим хозяйством! А ведь все наоборот, государство состоит не только из одних частников-индивидуалистов, для которых не нужны общественные «земля, леса, реки», армия, суверенитет, родина. «Все поделить пропорционально хитрости, беспринципности, закрытой «для простаков» информативности, а с «бабками» жить лучше заграницей!»

15 лет говорят об иностранных инвестициях, а свой стабилизационный фонд отдали в американские банки. Теперь заботимся, чтобы доллар не упал – «это-ж уже наши деньги!». «Скрытый талант (фунт серебра) в земле» не принесет пользы (От Ап. Матфея) «Лучше мы их проедим», (если доллар к тому времени не лопнет!) - логика наших государственных корифеев! В наше нестабильное во всем время во избежание инфляции заработанные деньги нужно тут же тратить на том же рынке, где они заработаны. Говорим про высокие технологии, а соответствующий «товар-удочку» купить не хотим! Компьютеры, новейшее оборудование можно было бы приобрести, но не бесплатно же его потом раздавать? А перепродавать с убытком – жалко. Фрадков: «Не можем обнаружить точек роста». Естественно! Стремясь в ВТО и ЕС по их правилам, в России останется только энерго и ресурсодобывающая промышленность. 20 миллионов населения с этим справятся. А остальным 125 мл перебираться в «теплые края»? И это когда большинство понимает, что главный «энергетический» потенциал России – его способное и непритязательное население.

Эта проблема занятости – мировая проблема, особенно остро вставшая перед Россией – опять требует социальных подвигов, подобных 17 г.? Но уже, видимо, высоко духовных, когда нужно перевоспитывать себя, а не других; по другому самоорганизовываться, способствовать гармонизации всех видов собственности, создавать благоприятный климат для материального и, особенно, духовного роста. Неравенство станет справедливым, а равенство – только, как «одинаковые стартовые условия», и это – самое сложное.

После первой мировой встряски начала 20 века проиграли все, но больше всего - российские народы. После второй мировой войны, в которой столкнулись две тоталитарных социалистических системы с диаметрально противоположными духовными ценностями: национал-социалисты с Гитлером и интернационал-социалисты со Сталиным. Выиграли последние, т.к. правды и нравственности было больше, и «нарисованное солнце» было выше. Западный консервативный социал-капитализм (ставший социальным и более жизнеспособным после 17 г.!) мало помогал, но не прогадал при «дележе». После «холодной войны» выиграл Запад, но не только из-за своей высокой технологии, а по причине падения нравственности Востока, неизбежного для любого принудительного режима.

Цель статьи – на основании анализа двух европейских цивилизаций, особо контрастных в средние, до Петровские века, показать, что Запад находится в нравственном тупике, а Россия – в двойном, т.к. копируя «тупик Запада», не учитывает своих особенностей, климатических и географических условий, и традиционных тенденций – включая способность во всем копировать Запад, даже его тупик.

- на основе преимуществ и недостатков в способах жизни, управления и сохранения существующих тенденций показать невозможность дальнейшей эволюции обоих культур. Для Запада – невозможность эволюции без заимствования некоторых Восточных духовных ценностей (не говоря о материальных), для Востока – инволюция и гибель при копировании Западных способов жизни и управления.

Западные ценности: «свобода» и независимость (в их понимании), эгоистический индивидуализм, прагматизм (частная собственность, богатство, успех), незыблемость закона, гражданское общество, разделение властей и их ротация, демократия, либерализм, нравственный и идеологический плюрализм, перенесение «прав человека» на людей не соблюдающих обязанности и носителей бесчеловечности, приоритет закона над совестью и т. д. В статье «Гражданское общество или одиночество в толпе» (А. Леонидов. «Наш современник» №2 2005 г.) довольно полно сказано об этих ценностях и их историческом формировании. О преимуществах и недостатках частной и общественной собственности, существующих в разных режимах – в моей статье: «Размышления о собственности». Дополнение о наших традиционных ценностях - идеологии, вере, гражданственности - ниже.

Для лучшего понимания текста, (по рекомендации психоаналитиков) ниже приведу мою идеологическую ориентацию и смысл некоторых используемых, но по разному понимаемых терминов.

Смысл и цель всего существующего.

Ценности, цели и смыслы жизни меняются с возрастом по мере их реализации: преданная (внешне – рабская) любовь к родителям, позже безопасность, еще позже независимость, социальная индивидуация, сохранение и улучшение вида (влюбленность и потеря части свободы), экспансия физических и духовных пространств с усложнением связей и приобретением духовной преданности (рабства?) и любви к предкам и потомству (до любви ко всякой жизни во вселенной). Это материально-духовный рост от рождения до смерти через уровни роста с превращением эго в совесть. Уже на начальном этапе, начиная с «безопасности и независимости», между Западным и Восточным подрастающим поколением приобретаются разные ценности, а поэтому и смыслы жизни. У первых сперва «права», потом обязанности, у вторых – наоборот.

Вся деятельность человечества с древних времен сводится: для совестливых и любопытных («слушающих природу» - к познанию себя, окружающего мира и своего места в нем, для самолюбивых (чтобы слушали их) – к власти и признательности, для третьих (промежуточных) - к материальному благосостоянию, удобствам и развлечениям, или – к комбинациям всех перечисленных желаний. Деятельность, способствующая жизни, сопровождается все увеличивающейся социализацией, помогающей вышеупомянутым целям – иногда развращающей, но чаще стимулирующей общество. Благодаря цивилизации грандиозно возросли возможности, а потому и искушения. С новой силой запускается «спираль» естественного отбора и регуляция количества населения – не только войны, болезни, бандитизм, но и наркотики, алкоголизм, однополые браки, «планирование семьи», сексуальные и антосексуальные движения.

Кроме «близких», примитивных целей существует ли общая, дальняя цель у всех объектов и субъектов на Земле и в космосе: элементов, механизмов и организмов? Единая цель наподобие единой энергетической теории, в создание которой верят все физики мира? Проверьте на себе и своем окружении. Кто имеет цель, способствующую жизни – тот стимулируется ей и живет. Кто ее теряет – тот погибает или вырождается. К этому приводят неизбежные ошибки или ошибочная цель. Общая высокая цель (материальная – в последнюю очередь) объединяет и делает организм (элемент) сильнее, тверже, долговечнее, красивее: будь то кристалл, алмаз, пейзаж или человек, семья… – чем духовнее и целеустремленнее, тем сильнее (живуче). Существование самой жизни, как явления, и каждой индивидуальной жизни, имеет цель. Имеющий такую Веру живет интереснее и дольше. В чем смысл человеческого разума в цепочке причинно следственных связей и свободных воль? Очевидно, чтобы не только быть бездумным элементом в этой цепочке, но и влиять, изменять ее. Поэтому позволю себе немного пофантазировать.

Очевидна иерархическая ступенчатость всех элементов мира (никакой «демократии») – любая ступень служит для существования следующей, организованной на «фундаменте» предыдущей. Но какова конечная цель, если она вообще существует? Жизнь? Упорядочивание материального мира через молекулярные силы, электромагнитные поля, химические реакции, гравитацию и т.д. в конечном счете служат существованию органики (возникшей не случайно, а каким то образом упорядоченно, по непонятно как организованным Законам!), а та в свою очередь – совершенствованию органической мысли и сознания. Сознание извлекает информацию, упорядочивая ее для еще лучшего упорядочивания. (Спираль развития упорядоченности?) Дальнейшее «мудрствование» рождает гипотезу существования «вечного двигателя» (или будущего «двигателя») размером в космос – «гармошка» расширяющейся и сужающейся вселенной с многовековым увеличением и уменьшением энтропии. Упорядочивание, гравитация, и особенно органика пока способно замедлять увеличение энтропии, а увеличение связей между всеми существующими явлениями через их глубинное познание (осознание), возможно, позволит как то влиять (сотворчество?) «вечным двигателем».

В любом человеке, коллективе, цивилизации, всегда присутствует цель и поиск смысла. Похоже – это закон существования высших форм органики, относящийся к законам свободной воли. Поэтому люди и цивилизации рождаются, погибают и вновь рождаются, неся в себе положительные черты старых, черты – совпадающие с общей целью и смыслом. Все мировые религии, как идеи, имеют общее пересечение смыслов и целей. И чем больше пересечений, тем они живуче. Противоречивые религии и их носители – люди, воюют насмерть и самоуничтожаются; они осознают общую цель или погибают. Но сама жизнь и ее самые сложные носители – люди, не исчезнут. СССР исчез, но все хорошее, существовавшее в нем, возродится. «Апокалипсис» написан как пророчество – если победит эгоизм, но и как предупреждение для совести: теряющие разум и нравственность погибнут. Человек, человечество, как сложный и генетически гармоничный организм, (объединенный внутриклеточно, на микроуровне - любовью и поддержкой) будет жить вечно при условии доверия и дружбы (организация микроуровня совпадет с организацией макроуровня). Поэтому, для человечества неизбежно стремление к общей цели, к объединению, (и «мечты обретают снова силу высоты») неизбежен разумный социализм. Все, что этому будет мешать, самоуничтожится, погибнет.

На мой взгляд самая сложная, высшая цель любого человека – выработка собственного непротиворечивого мировоззрения и идеологии. При большом жизненном опыте они складываются сами, при недостаточном – они мешают личной и окружающей жизни и вырождают.

Неизбежно будет осознана (? –почти) высшая цель нашего существования, которая (с размышлений сегодняшнего дня) выглядит, как – широкое творчество во всех «физических и идеологических пространствах», творение нового более гармоничного мира (миров) («творение 8 дня») или уменьшение энтропии существующего.

Определения и пояснения.

(этот скучный раздел единомышленники могут не читать)

Иерархичность человеческой деятельности снизу вверх – это владение территорией (пространством), экономика, политика, идеология. Иерархичность человечества отрицает равенство (демократию), но не братство.

Идеология – представление человека о возможной, желательной жизни для себя, семьи, коллектива, нации, государства, человечества. Выработка индивидуальной идеологии и следование ей – высшая цель любой личности. Для примитивных идеологий возможны двойные, тройные стандарты.

Политика – реализация идеологии, экономика – реализация политики, а стало быть и идеологии, владение пространством – реализация экологической экономики, политики, идеологии. Жизнь, и человеческая деятельность существует благодаря любви, которой невозможно дать полное определение. Взросление – расширение любви в пространстве от «к себе» до любви «ко всему, что способствует жизни». По настоящему «взрослые» - святые, которых очень мало, но значительно больше, чем в «святцах». Культурный прогресс идет не из-за эгоизма, войн, лени, а из-за взросления, первые только мешают, производя антикультурный продукт.

Совесть – знание, но чаще ощущение Высших (Божьих) законов общесоциальной органической жизни. Образно ее можно сравнить с нервной системой огромного земного организма (или вселенной). С-вестью, основная «весть», что жизнь вечна и ты ее участник, если способствуешь ей.

Нравственность – следование законам совести своей свободной волей. Это – вектор жизни, ее развития на земле. Мудрость основана на нравственности (свойство Востока и климатически суровых районов). В теплых и сытых районах нет особой надобности следовать Высшим законам нравственности, но в «суровых районах» без них выжить крайне трудно. Нравственность – основное свойство жизни в «суровых районах».

Высший интеллект – максимально возможное владение знанием всех Божьих законов органики и неорганики и их взаимодействий. Его можно было бы сравнить со всем организмом вселенной (включая и его «нервную систему») или с Божьим знанием. Но это не под силу человеку. Теория разделения на интеллектуальные уровни, их взаимодействие и связь с «взрослением» человечества разработана моим товарищем Вяч. Кулигиным.

Интеллект – владение узким знанием. Его можно сравнить с мелкими нервами и капиллярами какой-то части «общего тела» или другими органами вышеупомянутого организма. Интеллект – свойство Западной культуры, С точки зрения нравственности он нейтрален, т. к. может служить как добру, так и злу, вредить «организму» (раковые клетки) или способствовать его росту. Нравственность, как вектор, определяет кому он служит.

«Область знания» окружена «областью незнания добра и зла» (где благоприятные условия для жизни, а где для смерти) т.е. областью веры, в которую также входят все категории нравственности (не только жизнь – добро, а любовь – её высшее духовное состояние; есть еще что-то, пока не данное нам ни разумом, ни ощущениями). Среднему интеллекту часто нет дела до всего «вселенского организма», а его забота идет не дальше отдельных частей этого «организма» (Я, семья, коллектив и т.д.) в ущерб другим частям.

Законы свободной воли – см. статью: «Размышления о собственности» в разделе – Границы социальной жизни.

Социализация – процесс добровольного объединения общества, содружество для достижения общих целей и все вытекающие из этого преимущества выживаемости, безопасности и т.д. Главное – общая цель. Во имя ее даже среди бандитов образуются хоть и кратковременные, но какие-то нравственные социальные отношения. Дележка добычи – это уже разные цели и кратковременный социальный организм рушится. Трудности жизни (суровый климат, беды, войны…) напрягают и социализируют, благосостояние – если не возникают более высоких целей – разрушают ее. Социализация во имя выживаемости, свободы, победы («одна на всех») – проста и легка; во имя распределения общественного продукта крайне сложна. Все люди различаются в способностях, энергетике, потребностях, поэтому справедливо* неравенство, но равные возможности. *(Понятие – «справедливость» - может использоваться только при наличии любви к объекту (сопоставимой с любовью к себе), которая обязательна (равные шансы у Я и Он, Мы и Они), в противном случае «справедливость несправедлива».) Взаимопомощь, перераспределение не должно подрывать энергию талантливых и активных, но должно стимулировать менее обеспеченных и пассивных. Тогда появляеться стремление к сотрудничеству. Главный недостаток социализации – трудность выявления паразитизма, он – злокачественная опухоль социализации. Распространенная ошибка нашего избалованного времени (и его характеристика, как слабость духа) – для прочного объединения необходимо существенное материальное обеспечение (касается всех – от семьи до государства).

Капитализм либерален и эгоистичен - все для накопления капитала (не духовного, а исключительно материального) и рынок во всем, «война всех против всех». Это формализация человеческих отношений даже ниже уровня дикой природы, т.к. там широко распространено сотрудничество. Это соперничество везде - в идеологии, политике, экономике, пространствах. Границы существования капитализма самые широкие – «дикая, чуждая сама себе природа». Но их суживает (и спасает от взаимоистребления) неизменно присутствующая в человеческом обществе социальность.

Положительная черта капитализма – четкое выявление паразитизма – не стыдно быть паразитом и хищником. Жуликам комфортно жить при капитализме. Отрицательная черта – агрессивность, крайняя подозрительность, равнодушие к духовности и нравственности, и, как следствие - вырождение. Брачный договор - его изобретение.

Рабочая сила, интеллект выступают одновременно как товар и капитал, «любовь» - продается и покупается. И если образуются новые КБ, строятся фабрики-заводы, рождаются новые люди – все для дальнейшего накопления капитала. Естественно, без какой либо социальности внутри он существовать не может (т.е. он относителен), но приоритет – капитал. Как себя должен ощущать человек, нужный капитализму? Ненужные должны вымирать? Преуспевевать, быть рабом «злата», все должны мечтать об этом, а пока продавать себя за то же «золото» тем, кто его удачнее накапливает по внешнему, несовершенному а не внутреннему, совестливому Закону. Те и другие – рабы капитала, и материального потребительства. Неизбежна общая идеология - быть наверху или хотя бы богатым. Бедный борется с богатым, но, став богатым, перестает сочувствовать бедности. Это тоже симптом вырождения социальной компоненты.

Среди населения (обществом трудно назвать) взаимная подозрительность, скрытость, вражда, временно уравновешенная законом, договором и взаимным контролем (гражданственностью, а не совестью), и, частично – культурой (т.е. уравновешенная какой-то социальностью). Внутренняя безопасность такого общества крайне неустойчива, т.к. обеспечивается той же социальностью (которую она якобы не приемлет?). Думаете – кто победит или выродится? Капитализм или неизменно присутствующая в нем социальность?

Свободный рынок и совершенная конкуренция – инструменты естественного отбора по способностям при любых режимах и на первый взгляд нейтральны к нравственным качествам. Такие рынок и конкуренция возможны только при равной доступности участия любого заинтересованного частника в производстве любого товара без всяких препятствий и были возможны когда-то (при земледельческой демократии). Они быстрее всего и безболезненно выявляют паразитирование и способствуют росту доверия. Но в наше время действует несвободный рынок и несовершенная конкуренция уже между корпорациями, как государства в государстве. Мелкие корпорации пожираются крупными, причем главное государство не хочет вмешиваться в другое – корпоративное (из-за ложного мировоззрения), но последнее с удовольствием это делает (что частично справедливо, т.к. озабочено своим хозяйством, рентабельностью и т.д., но, увы, не заботится о государстве, в котором существует). Развиваются человеческие слабости, паразитирование, а недоверия тем больше, чем больше паразитирование. Современный рынок и конкуренция, это проживание в стаде хищников и травоядных,

Любой рынок и конкуренция действуют в областях материального и душевного потребления, но не «работают» в духовной области. (Некоторые потребуют определения слову – духовность?) Но по принципу цены можно отличить душевность от духовности – страсти и воля покупаемые и непродающиеся, бесценные. (Понятная всем фраза – «настоящую любовь нельзя купить».) Духовность – противник конкуренции и рынка в своей области (области любви или страсти к чему-то или кому-то) и игнорирует их, но считает их необходимыми в других сферах (материальной и душевной), а при наличии любви - даже достаточными для своего роста.

Социализм более абсолютен, т.к. может существовать и без капитализма. Но он не противоречит и усеченному капитализму, если приоритет – социальная жизнь. Капитал «не проедается», а расширяет все доступные пространства и разумная часть вкладывается в его дальнейшее накопление. Если капиталистический социализм добровольный, образуется общество, объединенное альтруистическими идеями. Т.к. социальность перевешивает, то жуликам неудобно существовать – все время приходится играть роль.

Добровольного государственного социализма, (тем более - коммунизма и анархии) в истории народов еще не было. (Существует социализм в очень маленьком государстве – в Исландии, и в национальных северных провинциях – Аляске, Гренландии). СССР – государственный, принудительный социалкапитализм. Его сторонники (подобные Ампилову, Шандыбину) считают, что к социалистической жизни готов каждый, и своими примитивными высказываниями до сих пор порочат идею нормального социализма, что выливается в опасение прихода к власти КПРФ.

Социализм может быть только добровольным (доверие – необходимое условие), наиболее широко распространен в восточных семьях. Это приоритет содружества в идеологии, политике и экономике. Государственный социализм не противоречит рынку, «мягкой», внутривидовой конкуренции и всем видам собственности. Образование коммун. Они начнутся образовываться тогда, когда все виды собственности станут гармоничными, т.е. начнут служить социальным и общепринятым идеологическим (а значит тоже социальным) задачам (достаточное условие). Что касается широкой культуры (всеми принимаемой идеологии и ее частей - философии, науки, религии и т.д.) – то они давно социальны (кроме ортодоксальной иудейской – она узкосоциальна – только по принципу «одной крови от Давидова колена»).

Коммунистический социализм – объединение коммун и частников. Уровень сознанья, нравственности выше. Все остальное – смутные предположения. Коммуны – как большие «семьи», поэтому рыночных отношений меньше. Исчезнет неравноценный обмен и определение цены спросом, а не затратами (т.е. исчезнет спекуляция, коррупция и монопольное завышение цен). Самоограничение и умеренный аскетизм будут нормой.

Анархизм (Кропоткинский) – единая коммуна, полное содружество, высшая сознательность, жертвенность, порядок, гармоничное сосуществование. (Встречается крайне редко и кратковременно в дружных семьях и узких коллективах, когда не требуется принимать быстрых, нестандартных решений.) Рынок и конкуренция, возможно, отомрут, но частно-функциональная собственность сохранится (обязательное, но не достаточное условие). Но и политической власти как таковой не будет (только экономическая, и то на время принятия нестандартных решений), т.к. придет осознание границ «общей идеи», внутри которых будет познаваться главная. Каждый будет знать свой уровень и свое место. Вместо внешнего порядка и органов его поддержания – внутренний порядок и дисциплина, умеренный аскетизм. (Возможно, что осознание общей цели вызовет генные изменения, которые-то и заменят внешнюю дисциплину – внутренней.) Организационная вертикаль сохранится для преодоления непредвиденных обстоятельств, т.е. мгновенное перетекание Сети в Дерево и обратно в зависимости от обстоятельств.

Это мое представление о далеком будущем человечества, мой путь с нарисованным в моей душе «в небе солнцем». Представление – поэтому утопия для нашего времени, и конечно, будет утопией еще много тысяч лет. И, конечно, все будет более жестко по отношению к себе, по собственному решению (к примеру – вопрос генетического здоровья, или недопущения хищничества и паразитизма). Эти утопические образы далекого будущего нужны для осознания общего вектора, направления самостоятельного роста личности, эволюции, а не деградации; жизни, а не вырождения. Статья не зовет завтра вступать в «светлое будущее» - к добровольному социализму мы еще долго не будем готовы. Его надо заслужить. Но руководящей элите необходимо знать общий вектор развития и через СМИ внедрять соответствующую идеологию.

Основные отличия Западной культуры от Восточной.

Этот раздел легче написать в терминах Веры, атеисты его тоже поймут на свой лад. Смысл истории – движение к Богу, от хаоса к гармонии, от узкого материального стремления к эгоистическому избытку придти к совестливому достатку, но ощущению «духовной нужды», т.е. к Царству Божьему сперва на Небе, а потом на Земле. (Царствие на Небе – это дружба, любовь, с ощущением своего несовершенства; Царствие на Земле – материальное благополучие.) Разделение христианства началось с распадом Римской империи в IV в. Первое резкое разделение единой христианской культуры произошло в X v., второе – с началом быстрого роста научно-технического прогресса. В России христианская, и уже православная культура укрепилась после освобождения от Ига и принятия на себя миссии (и тяжелой ответственности) спасения народов (Москва – третий Рим.). Суть этой миссии - показать возможный путь построения Царства Божьего (Царства гармонии).

Общее между идеологией Запада и марксистским коммунизмом (тоже cвоего рода западники) то, что те и другие пытались построить материальное благополучие на Земле, минуя духовное («Небесное»). Природа такого поведения атеистична: 1) существует только то, что можно пощупать, повторить экспериментом, 2) если я богат, то я защищен от бед и этим счастлив. В обоих утверждениях – упор на материю. А мысль – материальна? (До сих пор не разрешен вопрос: «мысль, кроме движения электронов, химической реакции, материальна? Движение ветра, воды, тока по проводам – мысль?) Марксистские материалисты (и именно российские, т.к. «у кого что болит, тот о том и говорит») считали, что стоит только ликвидировать нужду и голод, все остальные народные беды исчезнут автоматически. Святая наивность тех розовых, бессеребрянных коммунистов (слово – голубой – приобрело уже грязный оттенок).

Невозможно построить коммунизм, «золотой миллиард» и другие «царства Божьи на земле» без предварительного построения Его «на небе. Идея проста: чтобы был гармоничен мир, необходимо каждому стать внутренне гармоничным.

В настоящее время Россия раздираема между двумя культурами христианского происхождения. Власть, с небольшой «либерально-демократической» поддержкой, хочет скопировать Запад: свобода и права личности (которые выше коллективных и государственных). Лучше всего их обеспечивает «разумный эгоизм», который заботится только о собственной выгоде и прибыли, для сохранения которых просто необходим Закон, договор и взаимный контроль (и, как следствие – недоверие и требование разделения властей). Но еще ап. Павел заметил, что Закон, поставленный выше всех остальных принципов, способствует росту недоверия (противопоставление себя – обществу), Закон снимает ответственность за поступки, тормозит совесть но открывает широкую дорогу для изощренного эгоизма. Послушник закона не обязательно будет совестливым, а бессовестных действий, не нарушающих законов, бесчисленное множество. Человеческие законы не способствуют размышлению и разумению, делают из человека автомат, механизм и не могут предусмотреть всех ситуаций.

Российские приверженцы второй культуры, живущие не виртуальной жизнью мегаполюсов, а естественной трудовой, в наших континентальых условиях, считают: хочешь индивидуальной свободы и прав без обязанностей на наших бескрайних просторах – переезжай в тайгу, пустынь. Закон, договор, разделение властей, для упорядочивания окружающей тебя жизни и личной прибыли хороши для эгоистического общества, для совестливого и честного - все эти институты не нужны. Если самим себя контролировать (или хотя бы общиной), то всего этого не нужно. Индивидуализм для коллектива плодотворнее для самого индивида, а в сложных условиях (часто почти военных) без взаимной поддержки и доверия не выжить. Ведь при доверии и при взаимной поддержке освобождается огромное количество средств и энергии. Жизнь становится оптимальнее (эффективнее и экономичнее одновременно), а возможностей больше. Приоритеты у Восточной культуры другие: склонность к доверию, дружбе и общинности, Вместо узкой выгоды для себя – высшая справедливость и желательная выгода для всех. Принадлежность к единой нации не играет роли, да и русские не нация (нация предполагает национальный эгоизм, соперничество), а народность, которая по нравственности выше нации. Вместо закона – совесть (закон на втором месте: «если не знаешь, как поступить – поступай по закону»), вместо договора – доверительность (при устройстве на работу деньги на втором месте), и конечно, высочайший патриотизм. Гражданственность они понимают по другому, более сакрально – как сплоченность, ответственность за территорию и идеологию (веру) отцов, а не как «институт взаимной слежки ради сохранения собственности».

Остается только грустить, что от такой культуры мы все дальше и дальше уходим. На смену «культуры совести» приходит «культура разумного эгоизма». Желание быть совестливым и справедливым уступает желанию быть «разумным эгоистом». (Если разобраться в причинах «подмигивания» фарами на дорогах, то ими окажутся перечисленные свойства – солидарность «тех, кто в пути».)

В чем же глубинные причины различия культур и их формирование?

Земной климат можно грубо разбить на четыре зоны: благоприятные (тропические), средние-богатые (морские), средние-бедные (континентальные) и бедные (горные, пустынные и приполярные). Культуры этих зон также резко различны. Нас интересуют две средние культуры, но на них сильно влияют крайние (несут черты непрерывности). В тех суровых районах, где климат непредсказуем, где «нечего делить», нет излишков, трудно выживать, нравственность всегда была высокой (приполярные районы, Тибет, Гималаи…). Недостаток «Божьей благости» восполнялся человеческой. Незнакомый человек воспринимался как потенциальный друг. Вырабатывалась высокая адаптация к внешним и внутренним (обучаемость) условиям, но отставал интеллект. В тропических районах уже от изобилия флоры и фауны также «нечего делить» - всем хватало пищи и тепла. Нравственность и интеллект не развивались. От избытка «Божьей благости» и избытка собственной энергии можно было воевать и снимать скальпы друг с друга (соответственна и нравственность). Любой чужой – потенциальный враг. С наступлением тепла молодежь своеобразно развлекалась – шла воевать. На севере этими глупостями заниматься было некогда.

В первых двух южных районах шел отбор по индивидуальным признакам (включая эгоизм и бесстыдность), в двух северных – по социальным (включая совесть и стыд). В двух центральных районах быстро развивался интеллект, причем в более южном – быстрее, т.к. хватали времени не только на выживание, но и на размышления о приумножении и защите своей собственности. Средне-северные районы больше нуждались в выживании, которую обеспечивала общинность.

Исторически Западная Европа (и не только она) оказалась той территорией, где было «что делить». Главный энергетический потенциал того времени - плодородные земли. Земля не промерзала и образование гумуса шло круглый год. Короткая и теплая зима, но все же вынуждающая делать запасы, которые зачастую превышали потребность, накапливались, легкость торговли, контактов при широких возможностях. Здесь впервые зародилась крупная (по тем меркам) частная собственность, богатые города, явившиеся началом научно-технической цивилизации. Еще Ш.Монтескье справедливо заметил, что благоприятные климатические условия больше способствуют индивидуализму и человеческому насилию (а значит и рабству), а суровые – социально-общинной добровольной зависимости (не путать с рабством, что делают западные историки и аналитики), но внутренней свободе. На Западе недостаток земли «автоматически держал» крестьян, а последних «держали» её собственники. На Востоке всегда было изобилие земли, хоть и не плодородной, но для безопасности и стабильности государственного хозяйствования необходимо было удержать крестьян, что всегда являлось неразрешимой проблемой.

Отсюда – взаимное непонимание, разное мировоззрение, идеология, политическая власть и т. д. Поэтому свобода на Западе ценится выше справедливости и неразрывно связана с успешностью и богатством (свобода – главный «пунктик» Запада). Но объединял Запад язык, безопасность и христианская культура, подыгрывающая индивидуализму. Из-за приоритета индивидуализма, эгоизма, сепаратизма Европа выглядит как лоскутное одеяло (впрочем, как и другие прилегающие и тропические государства).

Территория России в те далекие времена оказалась не столь благоприятной для жизни, как правило, делить было нечего, города (с основной функцией – оборона) не богатели, а выживали, поэтому сохранился приоритет общины, доброжелательности, взаимопомощи. Потому то, не взирая на разные национальные культуры, языки, религии, неосвоенные пространства, противоречивые исторические наследия, могла существовать громадная держава. Мягкое крепостное право ввели после Смуты, жесткое ввел Петр. (В целях порядка и безопасности, а не обогащения.) Начиная со времен деятельности Петра I, не всегда положительной, но, в принципе, необходимой, скрепляющие качества стали исчезать (доверие и добровольность заменялось принуждением). В настоящее время, когда нужда в ресурсах переместилась с плодородия почв на углеводородные ресурсы, а цивилизация как бы «утеплила климат», мы становимся потенциально богатой страной, т.е. настало время, когда есть что делить? Эгоистам можно всплывать и делить страну?

Образование цивилизаций – это пассионарное для данного времени владение идеей, сплачивающая эти народы. Архаическая Греция – мощный культурный и интеллектуальный подъем. Спарта – «смогла дать своим гражданам демократические права, не упраздняя монархии и аристократического совета». Татарское нашествие – преимущество крупных, аскетически неприхотливых объединений с четкой пирамидой власти перед многочисленными, но мелкими (эволюционное развитие общинности). Татарский опыт помог создать Российскую державу.

Все цивилизации, начиная с самых древних, распадались по многим причинам – насильственного объединения, работорговли, слабости власти, потери нравственности и его следствия - жизнеспособности. Российские народы в своем большинстве объединялись добровольно (кроме чеченского, западноукраинского и прибалтийских народов, которые постоянно мешали спокойному существованию и развитию постоянными агрессиями). Необъятные, но доступные для вторжения, просторы, суровый климат и осознание своей силы и независимости в добровольном объединении (после «Ига») сохраняли нашу цивилизацию до последних времен. Падение нравственности, начавшееся при Петре I и окончившиеся с «демократиями» Николая II и М. Горбачева (народ еще не заслужил демократии, а стремящимся к святости нельзя служить одновременно Богу и мамоне, быть святым и «крутым» одновременно), идеологическая борьба с заговорами и революциями, уничтожение активной и здравомыслящей церковной и светской элиты, разрушили державу. Народы, ее населяющие, и помнящие не только все плохое, до сих пор переживают распад, как трагедию. Это вселяет надежду на будущее возрождение.

Преимущества и недостатки обеих культур.

Главный недостаток Западных держав и государств (речь идет о приоритетах, взаимное влияние и проникновение всегда было велико) - неустойчивость любой системы управления (постоянно углубляющийся эгоистический индивидуализм разъединяет, права личности выше прав коллектива, государства), сепаратизм, нетерпимость, приоритет наказания над прощением. Стабилизирующий фактор, временно ликвидирующий неустойчивость режимов, это 1. священность закона и договора между многочисленными ветвями власти и гражданским обществом, 2. компенсация независимого индивидуализма (и как следствие – эгоизма), многочисленными ветвями власти и ротацией, внутри этих властей. 3. Закон для Западного человека является сильным ограничивающим стимулом, настолько сильным, что иногда не дает включиться здравомыслию и подавляя совесть, делает в эти моменты из человека машину. В этом одно из свойств Западной политики – предсказуемость. Эгоизм одновекторен.

*Можно пропустить. [Небольшой логический эксперимент на тему – «что такое разделение властей в пределе». Допустим, существует демократический коллектив из «н» личностей и выборного руководителя. Но при этом они не доверяют друг другу, жалуются на хаос и поэтому вводят дополнительные власти (законодателя, распорядителя, судью, прокурора, милиционера, информирующего прессой и культурой, затем – контролирующих все эти власти, и не плохо – следящие за контролем). В пределе – они все станут властью, которая разделена между ними и контролирует друг друга. От куда пришли – туда и вернулись. Демократия хаоса как была, так и осталась. И так будет до тех пор, пока они не научатся доверять друг другу и подчиняться тому – кого выбрали. Пока не пройдут через монархию – подчинению самому мудрому, которого выбрали сами.]

Главное преимущество – ориентация на удачу (но это одновременно способствует индивидуализму, агрессивности, способности «идти по головам» ради достижения цели), высокая скорость прогресса, активизированная жесткой конкуренцией, но при условии достаточного количества ресурсов (капитала), которых (пока) всегда было с избытком. Недостаток ресурсов первой ощутила при своем возрождении гитлеровская Германия. Ее гражданское общество привело страну к фашизму. Последствия известны. В западной Европе ресурсы кончаются. Наступают тяжелые времена? Европе пора объединяться, что она и делает, только не может в достаточной мере преодолеть свою ментальность и пожертвовать эгоистическим индивидуализмом в «обмен» на ресурсы. Ждет, когда мы подровняемся? Но если мы станем еще более «крутыми» индивидуалистами и гражданами в их понимании – проиграет Запад в первую очередь, т.к ее адаптация слабее Восточной.

Недостаток традиционной Российской культуры, преемнице Византийской, вынужденный. Из-за суровости и непредсказуемости климата, широких, неосвоенных пространств – постоянное отставание в материальном и интеллектуальном обогащении, ориентация на неудачу с надеждой на «авось» и чудо (но эти качества одновременно способствуют объединению). Крайности, как в самообвинении, так и в обвинении других, масштабный глобализм в делах, идеализация церковных праздников в ущерб работе (недоделанная работа ещё больший грех, хотя качественная работа /с заботой/ – тоже молитва), и иногда оправдание своего безделья Божьим наказанием (значит любит). (Можно ли эти недостатки отнести к слабости Веры или это способствует воле к Вере?) Недостатки частично компенсируются высокой адаптацией (обучением), терпимостью и взаимопомощью.

Главное преимущество тоже вынужденное: 1.Необходимость «греть друг друга», помогать, объединяться, при постоянном приспособлении к новым непредсказуемым условиям погоды и условиями на границе с агрессивными соседями. 2. Приоритет прощения над наказанием. 3. Централизация власти и ее устойчивость по причине доверия и открытости населения, - нет необходимости разделения властей. 4. Минимум общепринятых законов («обычное право») и заповедей (совесть выше закона). При низкой нравственности это свойство становится недостатком и выливается в жизнь «по понятиям). Особое свойство как русского характера, так и государства – его непредсказуемость. Совесть многовекторна. Но эту особенность мы уже почти потеряли.

Традиционная культура древней Руси с ее классической симфонией церковной и светской власти (с земским самоуправлением) существовала до «Ига», затем власть несколько деформировалась, а Русь объединялась.* *(Частичная потеря воли и нрава («свободного естества человека» - кн. Курбский) в обмен на безопасность (общую свободу и «государственную» нравственность).) Воеводы и земские старосты руководили всей Россией, земские соборы выбирали царей. Петр I разогнал земство, которое функционировало практически бесплатно, заменив его назначаемыми платными чиновниками, подчинил церковь государству (Сенат и Синод), и в целях лучшего сбора налогов и рекрутов окончательно закабалил крестьянство. Начало самого жесткого крепостного права (но не рабства!), охватывающего от 12 до 15% населения (сидевшего на барщине, а не на оброке) просуществовало чуть более 100 лет.* «Мягкое» крепостное право, внутри которого было и «жесткое», просуществовало 200 лет и охватывало 37% всего, по существу крестьянского, населения империи. На севере, южной окраине и в Сибири крепостного права вообще не было.

*[А.Радищев в своем эмоциональном, но не объективном «Путешествии из Петербурга в Москву» связал увиденное крепостничество с рабовладением в бассейне Караибского моря. «Западники» и «красная пропаганда» СССР «сделали эту аналогию общим местом, а от них она была усвоена русской и западной мыслью». (Р.Пайпс. «Россия при старом режиме»)]

Существуют значительные различия в культурах и в идеалах, разных ценностях, обычаях. Например: В Европе классическое рабство довольно долго было рентабельным, на Руси и в России – никогда. В Европе борьба за землю и гражданство, то и другое покупалось, поэтому естественная причинно-следственная цепочка: богатство - гражданство - свобода. В Руси – «воля» без ограничивающей роли земли и богатства, ощущение большей независимости жизни в общине, чем в единоличном хозяйстве. Реформы на Западе шли снизу и власть, как правило, была ненавистна и демонизировалась. В России наоборот – реформы сверху (естественное право ценилось выше - это вызывает подозрение, что старые порядки были более разумными), а власть обожествлялась (царь – «отец родной»).* *(Александр 2: «Лучше отменить крепостное право сверху, нежели дождаться того времени, когда оно само собою начнет отменяться снизу…»). В Европе возрождение – реформа прагматизма, протестантизм; в России – раскол – движение назад, к старым ценностям – искоренение инакомыслия, как раковой опухоли. В Европе, в целях сохранения клановых преимуществ, земля наследовалась по первородству, в России дробилась на всех наследников. Запад всегда был больше склонен к соперничеству (любой встречный – соперник), Россия – к сотрудничеству (даже беглых каторжников подкармливали). В Европе – работорговля, смертная казнь, заговоры и революции; на Руси (тогда еще Московии) до Татарского ига смертной казни и работорговли никогда не было, а своих выкупали и «сажали на землю», вместо революций – бунты, как семейные разборки. Западный капитализм вырос на идее протестантской избранности (Бог, кого любит, тому помогает), в России староверческий капитализм (социалистический!) – на диаметрально противоположной идее. Там, всеобщая борьба с бродяжничеством (в Великобритании 200 лет бродяг вешали), в России их жалели и подкармливали. Там жертвовали на церковь и бедность все свое состояние единицы, в России такая жертвенность выливалась в национальное движение.

Все эти особенности – от патриархальности – от уважения старших и уважения власти любящего отца.

Наша традиционная культура, особенно в последний век, неузнаваемо деформирована. Цивилизация как бы утеплила климат (теплые города, транспорт), сократила пространства (железные дороги, самолеты), обнаружила и востребовала (компенсируя прежний недостаток) природные ресурсные богатства. И обнаружилось, что есть «что делить». Тысячелетнее идеологическое противостояние и духовное благополучие пошатнулось под ударами материального комфорта. «Совесть выше закона» трансформировалась в «закон по понятиям» (как и «правда», «справедливость» - в коррупционную и «дворовую справедливость»). «Коммунисты» отучили большинство от инициативности, предпринимательства, ответственности за себя, семью, друзей…Перенятая с запада «коммунистами», а затем «демократами» система выборов (выбирают деньги или идеологический безальтернативный ресурс, что немного лучше), вместо нашей, традиционной (выбор выборщиков) – позор России. Многими забыта старая пословица: «От трудов праведных не построишь палат каменных». Но не забыта традиционная и принудительная советская культура, в которой не все было плохо. Россия до сих пор не определилась, как жить дальше? По западному, принять его ценности или приобрести иммунитет от его инакомыслия? Объединившись с ними через ВТО – идеологически погибнем, экономически не потянем. Во многих областях отсталая и, возможно, поделом разрушенная промышленность, не говоря о сельском хозяйстве, не позволит конкурировать. Да и мы им не нужны (кроме ресурсов) – зачем разбавлять благосостояние? Да и «они нам (с их брачными договорами) не указ»? Но все же «Западники» одержали победу в сердце России – в правительстве и в Москве. Но такое уже было в смутные времена - временного Польского владычества. Тогда периферия спасла Россию.

Устойчивость (гармоничность?) власти и режимов.

Какая власть и какой режим рационален для нас, да и вообще, - для любого неконкретного объединения? Стихийно объединяются не только для выполнения каких либо задач, но и для совместного развлечения, взаимообучения. Человек – «стадное животное» и «стадо» - это первое неустойчивое демократическое образование, когда еще велико недоверие хаоса и в головах еще сидит «война всех против всех», которую надо преодолевать. На другой стороне весов, в установившейся, нравственной и размеренной жизни возможна другая демократия – доверия и ответственности. К тому же для исполнения такой демократии (анархии по Кропоткину) необходима высокая нравственность большинства членов объединения и существование общей цели. Но между двумя этими демократиями громадный период «взросления» и существование других многочисленных режимов. С ростом доверия растут объединения и меняются формы правления от власти эгоистического хаоса, затем демократии, аристократии, монархии (средняя нравственность, возможен переход от приоритета эгоизма к приоритету совести), и уже дальше, последовательно – к совестливой аристократии, демократии и анархии (с исчезновением индивидуального эгоизма, как произошло у общественных животных и насекомых (муравьев, пчел)). Точно также происходит «взросление» человека – чтобы уметь управлять собой, и тем более, людьми – надо сперва научится подчиняться. Это понимают хорошие тренеры, учителя, генералы, прошедшие армию от рядового солдата. И в этом главный плюс армии для любого молодого человека. Перерастание демократии хаоса в демократию порядка (анархию) через монархию и есть такое «взросление» государственного народа, как и молодого солдата - в генералы.

Эгоистическая жизнь и соответствующая власть всегда неустойчива, в противоположность совестливой. Жизнь состоит из постоянных непредвиденных внешних воздействий несдерживаемых ничем индивидов. Демократическое общество – это не только демократические выборы, хотя и те возможны только на уровне села при выборе старост, когда все хорошо знают друг друга. Все существовавшие устойчивые коллективы были монархичны - ведь всегда существует наиболее разумный, опытный, смелый, авторитетный, а в устойчивой монархии всегда существует вспомогательная аристократическая вертикаль и демократические горизонтали. Иногда длительное (устойчивое) аристократическое правление случалось на Востоке (Архаическая Греция – Афины, где демократия не уничтожала аристократическое, а последняя – монархическое влияние. Византия, как «конфедерация». Русь, как союз княжеств. Аристократическое правление при Екатерине Великой.) Западное аристократическое (феодальное) правление было всегда неустойчивым. На Востоке классические неустойчивые «парламентско-аристократические» правления – это боярское - при Василии III, семибоярщина - после Ивана Грозного, думское – при Николае II.

Современное общество, как демократическое во всех отношениях, в наш век высоких технологий и низкой нравственности уже не может существовать даже на уровне села. Сейчас время насильственных объединений (идеологическое, политическое, экономическое и служащее этим трем - информационное насилие). Это вызывает ответное насилие. И тем не менее с некоторыми взглядами на необходимость ответного «мягкого» насилия я согласен - бойкот негармоничных и навязчивых (благодаря рекламам) предприятий, партий; исключение их из жизни общества. Но и это пока невозможно по причине низкой духовности и нравственности, т.к. - «какой народ, такая и власть».

Качественно «взросление общества» за весь исторический период похож на взросление ребенка. В обоих случаях это социализация и адаптация к внешним расширяющимся физическим, географическим и нравственно-идеологическим условиям, с ощущением строительства общественного организма - это нарастание способности прощать, любить и заботиться. Забота сопровождается «обрастанием» гармоничной индивидуальной собственностью и общественной – если одному на неё «не хватает сил». В России общий процесс «взросления» до 17 года шел быстрее, чем на Западе, из-за той же способности национальных характеров к быстрой адаптации и социализации в выше перечисленных условиях. Яркий пример – «староверческий капитализм», больше похожий на социалистические общины внутри монархического государства. Запад же обгонял Восток поощрением эгоистической индивидуальности и интеллектуально. Для более полного и глубокого понимания проблем управления необходимо задуматься о психологических проблемах взросления.

Взросление: «Забота»- как нравственная шкала.

Если в интеллекте можно выделить 3 «пространственных шкалы»: широта, глубина и быстрота оперирования знанием (Б. Рыжов, «Системная психология»), то в социальной нравственности – 2: права и обязанности (или эго – сохранение личности (права) и совесть – сохранение жизни (обязанности)). На самом деле шкала нравственности одна – эго перерастает в совесть, права становятся обязанностью способствовать всем жизням, а личность начинает заботиться о всей жизни на земле. (Ещё Мандевиль в «Басне о пчелах» заметил – чем больше у ребенка энергии эго и склонности к эгоизму, тем больше у него шансов стать совестливым, святым или хотя бы благотворительным. Хотя возможно быть совестливым от рожденья.)

Приоритет Запада - в «правах» над «обязанностями», а в России – наоборот: «какие обязанности – такие и права». Цена человека важна, когда решена проблема выживаемости вида, социума. Но когда необходимо выжить, сохранить хотя бы вид, а не личность, о правах забывают. («Нужна одна победа, одна на всех – мы за ценой не постоим.» Поэтому вынужденные потери под Москвой, Сталинградом оправданы. А под Берлином – огромная важность объединяющей идеи для существования социума или, увы, инерция старой мотивации? На этот вопрос со знаниями сегодняшнего дня ответить невозможно. «Лес рубят –щепки летят» – из той же категории утверждений и вопросов.) Для верующих именно обязанности определяют права, для них шкала нравственности одна – ответственность, правда, забота со способностью прощать – категории, не существующие одна без другой.

Забота: это мотив, тесно связанный с понятием – «Хочу, потому что люблю» - а поэтому сопровождающийся соответствующим действием с сакральным чувством сопричастности, преданности, преклонения, уважения. Позже приводит к осознанному чувству долга и добровольной потере личной свободы ради объекта заботы, ради свободы более сложного и широкого организма. В процессе взросления, приобретения опыта жизни (а не смерти), «Забота» и «сопричастность» достигает осознания высшей ответственности за все живое и за все, что способствует жизни. Возможно, в пределе соединяется с Высшим разумом, или с Богом, или с Вечной Жизнью. Формула – «я никому ничего не должен» - справедлива только для ребенка или «оконченного эгоиста». Эго ребенка со временем меняется с заботы исключительно о себе до Заботы о близких, о семье; затем, до Заботы о коллективе, включая близких и себя; далее – к Заботе о нации, включая коллектив, семью и себя; далее - по расширению деятельности и пространства – Забота о государстве (содружество наций), Земле, вселенной (включая себя... и т.д.). Забота о всей вселенной (эго, расширенное до предела), включая себя, семью и т.д. – это уже осознанная совесть, доступная только святым. Духовный организм, одновременно телесно-индивидуальный, но встроенный и выросший до Вселенной. Аналогия с матрешками (не зря они – национальные игрушки). Первая духовная «матрешка» – «Я» - пустая; вторая ступень взросления – «Я» содержит внутри себя «Семья», которая какое-то время пуста; и т. д… ; последняя ступень – «Я» включает в себя – «семья», «коллектив», «нация», … до последних – «земля», «космос».
Хаос Гармония
С точки зрения космоса (Бога) матрешки вложены в обратном естественном порядке – космос, планеты, государства, нации и т.д., до «я». Народы, как осредненная среда, «взрослеет» на много порядков медленнее. Тенденция «взросления» народов и гипотетические кривые распределения его нравственности:

  1. Я.
  2. Семья, включая и Я.
  3. кланы, включая Я и Семья.
  4. коллективы, партии, нации, национальные государства, включая 1 – 3.
  5. многонациональные государства, державы, включая 1 – 4.
  6. положительный «глобализм» с совестливым правлением, включая заботы 1 - 5.
  7. Кропоткинская анархия.

Кроме схожих интересов, люди объединяются, дружат, понимают друг друга именно по уровню достигшей Заботы. Эгоисты «дружат» со всеми, но понимают только эгоистов, совестливые понимают всех, но дружат только с такими же совестливыми, поэтому внутренне они более одиноки (пока). Эгоистическая «дружба» старается больше получить, чем отдать, вторая дружба старается больше отдать, потому что отдавая – приобретаешь, объединяешься, духовно становишься больше. Чем больше друзей и интересов, тем полнее и интереснее жизнь. Эгоизм легко просчитывается, предсказуем, т.е. он примитивен и прост. Заботы, перерастающие в совесть непредсказуемы, их пути бесконечны.

С осознанием «расширяющихся забот» о новом «духовном организме» меняются цели и смыслы предыдущих. Забота о нации меняет смысл заботы об узком коллективе, тем более о семье и еще более - о себе. Забота о всех народах меняет смысл заботы о своей нации, тем более коллективе и т.д. При переходе в другой «класс забот» личность растет от подчинения новому классу до осознания «своего места и своих возможностей», которое постоянно усложнняется - «легче верблюду пролезть в игольное ушко…» (См. «Размышления о собственности.»)

Собственно – это и есть путь нравственного взросления (но не интеллектуального. Интеллектуальное взросление только тогда гармонично, когда нравственное «взросление» опережает интеллектуальное, т.е. руководит им).

Существует эффект естественной самоорганизации и последующей реализация любого коллектива (чаще со средней или низкой нравственностью). Он тем вероятней, чем больше в нем участвует заинтересованных работников и который осуществляется в следующей последовательности.

  1. Если делить особенно нечего, но необходимо выжить, то из «демократического хаоса» выделяются лидеры, решающие эту проблему (выделение «аристократии» по принципу мудрости и активности).
  2. Встает задача эффективного использования ресурсов (на уровне артельной самоорганизации - сбор и вывоз кедровых орехов, облепихи и т.д.). После дружеских (или урожай плохой, или народ покладистый) или агрессивных (урожай хороший или народ вздорный) «выборов или разборок» выделяется единый лидер, решающий и эту задачу (выделение из «аристократии» «монарха») в материальном и духовном (объединяющем) направлении.
  3. Если вдруг «стало, что делить», то наиболее вероятно рождение новых целей с размежеванием или перегруппировкой.

Но если с самого начала не стоит вопрос выживаемости или добычи скромных ресурсов, и с самого начала «есть, что делить», то весь процесс начинается с последней ситуации, а перегруппировки рождают новую ситуацию и новые перегруппировки - демократические хаосы с постоянно меняющейся «аристократией» - «буграми». И если нравственность группировок низкая – «бугры» самовыдвигаются по «принципу беспринципности», силы и коварства с решением сугубо материальных и духовно примитивных задач.

Если переведем этот эффект на государственный уровень, то первому и второму варианту соответствует древняя Русь и христианская Византия в свой начальный и средний период существования. В те времена существовала не только объединяющая цель, общая «нужда» - выживание и безопасность, но и высокая христианская идеология, формирующая православие и через него - нравственность.

Третьему варианту соответствует Византия в период заката и почти все времена Западно-европейского существования. «Есть что делить», противоречивые цели и «нужды», затмевающие общую безопасность, которая перерастает в безопасность группировок и вражду между ними. В этих противоречиях (если они не решаются насилием) «выбирается», а вернее, захватывает власть более активный и беспринципный (т.е. с более широкими возможностями). В аграрный период Запад был богаче Востока плодородием и климатом. В современный технологический и потребительский период приобретают ценность другие ресурсы. Востоку стало «что делить» и единственный выход избежать перегруппировок (и «разборок»), кроме исчезновения России, как содружества народов (но это не решит проблемы) – вспомнить старый нравственный положительный опыт – опыт «Святой Руси». Сейчас эти процессы – дележа образовавшихся богатств между активными паразитами (будущими феодалами) и державниками - в развитии. Кто победит?

Для наглядности попытаемся построить качественный, гипотетический график вероятностного распределения нравственных качеств свободно развивающегося (гармоничного) общества и выбранной им власти (кривые Гаусса) и такие же, но с насильственной властью. По горизонтальной оси можно направить не только «заботу» о: Я, семья, коллектив, нация и т.д., но и пропорциональные им «честность» или «ответственность» за все эти объединения. (Для времени можно отвести третью координату.) По мере взросления горб первой кривой будет перемещаться от крайне левого положения в крайне правое. История свидетельствует, что развитие «Заботы» во времени ступенчатый процесс, с многочисленными спадами-откатами. Кривая Гаусса нравственных качеств власти (свободно выборной аристократии или парламента), как и монарха (атамана, президента) будет перемещаться соответственно, но ее горб расположится чуть правее основного горба, т.к. при гармоничном развитии (материальном и духовном) выбирается лучший (лучшие). И заметьте, что эта власть той частью общества, которая располагается по ответственности левее его (т.е. большинством) будет восприниматься как власть наивного идеалиста, а правой частью, идеалистической – как узурпаторская. Такая власть способствует более быстрому взрослению общества, как бы подтягивая его. (Белорусский случай.)

Хаос Гармония


Во второй кривой (с насилием) взросление будет замедленным, как и ребенка в узурпаторской семье или в колонии. Ясно, что «горб» этой власти (раз она насильственная, то и более эгоистичная (бывают исключения)), будет располагаться левее горба общества. К примеру: если «горб» народного объединения расположен над нацией (национализм), то «горб» власти будет левее (клановая (партийная), семейная или личная власть). Такая власть способна только тормозить рост «нравственного взросления».

Используемый термин – «имперская политика» - Западом и Востоком понимается по разному, т.к. каждый судит по себе. Или мы заботимся о себе за счет других, или мы заботимся обо всех, иной раз в ущерб себе. В «имперском духе» нас обвиняют те люди и народы, которые сами бы хотели замкнуться в собственной выгоде, навешивая на других свои собственные пороки.

Свободно развивающихся гармоничных обществ в последние века технологического прогресса крайне мало. Это семьи, монастыри, небольшие колхозы, кибуцы, академии наук (не все), религиозные конфессии, некоторые партии и общественные организации… Большинство обществ несвободны и негармоничны, т.к. все понятия «расширяющихся организмов» в этих обществах: «Я – семья – коллектив – нация» -…до «космос» - или гипертрофированны (вместо эго – эгоизм, вместо семья – «семьяизм», вместо нация, национализм - нацизм) или отсутствуют («запруда», «эгоразнос»). Для таких объединений графики вероятностного распределения будут резко ассиметричными, как бы подпертые плотиной со стороны развития. (Два левых графика: кривые «власти» с руководимым им «объединением».) Две правых кривых – гармоничное развитие добровольных объединений с выборной властью. Дисгармоничные объединения (включая цивилизации) вырождаются, исчезают.
Примеры: /Майя, непрерывно воевавшие только для того, чтобы приносить кровавую жертву. Еврейское царство, а позже – Рейх – возомнившие себя богоизбранными. Римская империя с гражданами, использующие исключительно наемные войска (по контракту) и не желая добровольно отстаивать свою независимость. Многочисленные Польские кратковременные державы, рассыпающиеся по причине шляхческого гонора и внутренней вражды, и т.д. Неоспоримое прямопротивоположное отличие – Китайская империя, существующая с незапамятных времен – где тоже приносились человеческие жертвоприношения – но добровольные. Император созывал народ, объяснял критическую ситуацию (многолетняя засуха, болезни, мор) и если никто не хотел быть почетной жертвой – приносил в жертву себя! Раннее Египетское царство, с ее моральным кодексом, записанным в «книге мертвых»./

Одна из причин «затуманивания сознания» и нарушения обратных связей – тот же самый эгоизм, с чисто материальными потребностями или переплетенный с атеизмом. Он выливается в желание ни от кого не зависеть, иметь неограниченную собственность, как гарантию свободы. Необходимость в человеческих, взаимных поддерживающих связях пропала. Между людьми встали деньги: векселя, банки, купцы, посредники, денежные потоки… Между производителями и потребителями встало огромное количество людей, которые не все святые – и которые якобы «лишнего не возьмут». Для восстановления обратных связей требуется дополнительный контроль, дополнительные власти, которые опять таки тоже не святые. Выход из ситуации один – повышение нравственности всех членов общества. Западная цивилизация с самого начала действовала, как механизм – по принципу принуждения, Восточная – как организм – доверие. «Война всех против всех» для обязательно активного и необязательно нравственного человека эффективна на коротких промежутках времени на богатой ресурсами и климатом территориях. При отсутствии последних, да еще на длительных периодах времени, недоверие и «войны» неэффективны даже для наиболее активных и предприимчивых.

Нравственный стержень основных религий.

В доисторические времена человечество выживало за счет охоты, скотоводства и земледелия. Индия – страна традиционных вегетарианцев – в основном жила за счет земледелия. Буддизм и Индуизм – религии мудрости и спокойствия, которые стимулируются доктриной переселения душ. Основной тезис: «Зло и добро перерастают друг в друга», а поэтому не стоит волноваться, т.к. мудрость в невмешательстве и сохранении спокойствия. Смысл жизни – достижения нирваны – отстранения от всех страстей добра и зла. Мудростью можно достигнуть «воплощения в Бога»». Комментарий на это: добро абсолютно и может обходиться без зла, а зло относительно и не может существовать без добра, т.к. уничтожение добра и есть его функция. Поэтому полное перетекание одного в другое невозможно. Добро – существование жизни. Зло – ограничение жизненных пространств любого «организма», с’ужение «планок выживаемости», которые «организм» пытается раздвинуть.

Остальные религии, в будущем мировые, возникли в скотоводческих районах.

Иудаизм – религия духовного единения узкой семитской нации при помощи жестких Законов вокруг единого собственного Бога. Существование общих «семейных» тайн до сих пор объединяют нацию, но разъединяют с другими. «А вы будете у Меня царством священников и народом святым.» (Исход 19.6) – слова, сказанные Моисею Богом на горе Синай, откладываются на неопределенный срок, так как пока (?) их основная функция – «черные учителя», а не святость (вывод не только из Российского олигархического опыта).

Ислам (покорность!) возник на основе иудейской религии, как религия духовного объединения всех враждующих народов (религия воинов, покорных Богу) с помощью покорности жестким Законам, с жесткой дисциплиной во имя равенства и справедливости вокруг единого, общего, но недоступного и непознаваемого для всех Бога. Высшая цель Ислама – не соработничество с Богом, не творение «8 дня», а только полное подчинение Его Законам (шариат), четкое разделение на черное и белое (все, что не по шариату – черное). Исламу чужд эгоистический индивидуализм, очень важна коллективность общего решения, совещательный принцип (последнее слово за старейшинами – сильный демократический элемент).

Создатель Ислама – пророк Магомет – проповедовал 40 лет, в течение которых менялась обстановка на Аравийском полуострове, менялась жизнь пророка, как и его наставления и оценки. Позднее появились Сунны – нравственные дополнения и наставления (подобные «Учению старцев» в православии). Из-за этого поздний Ислам зачастую противоречит раннему, допускает взаимоисключающие трактовки и при поверхностном изучении самой эпохи и Учения способствует образованию многочисленных, враждующих между собой, течений. Непросвященный и воинственный Ислам делает его опасным для себя самого и для всего человечества. Закон, дисциплина и покорность во имя справедливости! Но «справедливость» бывает и личной, семейной, или дворовой, национальной, а иной раз тюремной, коррупционной и даже мафиозной, и зависит от степени «взрослости» человека – и эта «справедливость» не ждет, когда она дорастет до осознания высшей, Божьей справедливости. На территории России «северный» Ислам значительно «взрослее» южного, чего нет в западной Европе.

И как ни странно, внутри самой узконациональной (и поэтому тупиковой), а для других национальностей недоступной, иудейской религии отпочковалась интернациональная христианская религия, не отрицающая Закон, но ставящая Любовь выше Закона (и в основе Закона). Христианство предоставляло широкие возможности использования свободной воли – без жестких требований Веры и подчинения букве закона, а по силам, способностям и внутренней дисциплины каждого (т.е. церковь прежде всего внутри тебя). При этом требовало постоянного совершенствования жизни (если Любовь – это Жизнь). Христос проповедовал всего лишь 3 года и своим подвигом доказал возможность воплощения Бога в человеке и в связи с этим – вечной жизни.. Его Новые заповеди (предпочтение приносить не кровавую жертву Богу, а в виде самоограничения, собственного труда и собственной жизни в войне с несправедливостью и злом, где критерием их распознания служит Любовь), перевернули мировоззрение и до сих пор спасают человечество от гибели. Любовь требует отказа от физической защиты, если насилие не хочет тебя истребить или поработить; но вместе с тем требует и безоговорочного, до самопожертвования, защиты своих друзей и т.д. «Взросление» Любви до совести и вечной жизни.

Позже, основной стержень христианства – Любовь – приобрел разные оттенки и разделил христианство на разные конфессии.

Православие – максимально возможное сохранение учения (ортодоксия). Добровольность, свобода личности в духовной жизни в границах учения, но коллективность, соборность в политических и экономических областях, приоритет прощения над наказанием, терпимости над своеволием, «Бог, кого любит, того наказует», милосердие (а не гуманизм). Войны только оборонительные или защищающие своих друзей. /Нравственный фундамент самоорганизации – «между собой делить нечего»/. С точки зрения филосовско-биологических основ – любовь и содружество – основа возникновения и сохранение жизни, ее упорядочивающее материальное и духовное начало.

Католичество – подчинение единому и непререкаемому центру. Папа – как Божий помазанник не может ошибаться в вопросах Веры, а если жизнь основана на Вере – то и в жизни. Обет безбрачия священничества, приоритет наказания над прощением, но во имя любви (нетерпимость, но во имя любви, подменяется своеволием), эгоистический индивидуализм, т.к. свобода понимается как независимость друг от друга. Из-за такого понимания «власти любви» - с одной стороны – «святая инквизиция» и «крестовые походы». С другой стороны - заигрывание с приходом через продажу индульгенций, через разрешение развлекательных концертов в храмах, исповедь через окошечко (что препятствует полному, искреннему раскаянию (до полного изменения натуры), если кающийся таится от общества) и другие действия, якобы сохраняющие свободу, гордость (или гордыню?) и честь (или гонор?) раскрепощенной самоутверждающейся личности (гуманизм)./«Есть что делить»/.

Протестантизм (перерожденный католицизм, но существующий на его базе) – к «католической» любви добавляется любовь рациональная, прагматичная, наедине с Богом и без посредников, который «кого любит, тому способствует и помогает». Богатство и успех, как верный показатель избранности Божей. Отрицание «учения святых отцов», священничества, внешней церкви (кроме внутренней – «в своем сердце»), исповеди, допущение однополых браков и сексуальных извращений. Но что такое «выгодная, рациональная вера»? Это полная ориентация на законы Ветхого Завета (ты мне – я тебе, око за око…), на Богоизбранность и полное игнорирование Нового Завета, по которому просто необходимо в целях достижения взаимного доверия и нравственного совершенствования делать нерациональные и на первый взгляд невыгодные поступки. Протестантизм в худшем случае – это оправдание своего неВерия.

Наводит на размышление мысль, что ортодоксальное христианство и католичество (а позже и протестантизм) разделились через 1000 лет по причине невозможности состыковать права сильного, независимого, конкурентоспособного с любовью и прощением. Жесткий рынок и «межвидовой» отбор – но не как внутривидовой отбор (основа улучшения материально-эгоистической жизни всех ее видов) - противоречат любви и совести, а поэтому в лице человека могут угрожать всей Жизни.

Иудаизм и протестантизм никогда не повзрослеют из-за своего эгоизма и этот «детский энтузиазм» сам себя погубит. «Своя страна», а в ней признаваемы «свои избранные люди» - свой золотой миллиард? Вроде, в 33 – 45 это уже проходили? Но тем не менее у иудаизма есть шанс – это реализация пророчества, данное Моисею на горе Синай (святость и священничество), что приведет их к православию, Новому Завету (виноградной лозе легче привиться к своему корню).

Православие и ислам имеют общие социальные черты, способные объединить их миротворческие усилия при обострении идеологического климата на Западе. Временно выиграют,*и вполне справедливо, цивилизации Конфуция и Будды. Такой же исход произойдет при исчезновении Православия или при поглощении его Западным христианством. *(Временно – так как в конечном счете проиграют все.) Но существует вариант, при котором выиграют все цивилизации – 1) взаимное обогащение христианских конфессий за счет возвращения к истокам и 2) усилия иудаизма к осуществлению пророчества Моисея (движение к святости).

Все перечисленные религии действуют на обеих европейских территориях в разных соотношениях, продолжая формировать нравственность, напряжение и выбор пути развития. Но потенциальный нравственный перевес явно не на стороне Запада. Растущий интерес к религиозным ценностям, сформированным менталитетам свидетельствует о скрытых процессах «взросления». Их способность к дискуссии – вселяет оптимизм.

Нравственность и разделение властей.

Теперь встает вопрос, – как соотносится исторический процесс - «взросление народов» разных менталитетов и культур - с экономическим ростом и политическим режимом. Необходим анализ с самых древних времен. Выделяются стадии, более характерные для Запада:

  1. Традиционно-аграрное – власть земельных собственников.
  2. Переходное общество – земельные собственники укрупняются, появляются богатые города с самоуправлением – коммуны и истоки парламента («государства» в государстве), предпринимательство и буржуазия (дословно – горожане).
  3. «Сдвиг»- буржуазные, пролетарские революции и контрреволюции. Падение значения религии и морали. Режимы самые разнообразные – «демократические» (точнее – демократические выборы), аристократические (парламентаризм), президентские, авторитарные и т.д.. В дальнейшем все разнообразие режимов сохраняется.
  4. «Зрелость» – научно-технический прогресс, гражданское общество.
  5. Общество «высокого массового потребления» и переход к информационному обществу.

Критерием прогресса одни считают разум (интеллект), другие – нравственность, третьи – правовой порядок, четвертые – свободу, а некоторые – развитие производительных сил. Но правовой порядок и свобода автоматически выполняются при высокой нравственности и интеллекте, а высокий интеллект создает «производительные силы» и всегда нравственен. Поэтому, взросление человека, отдельного общества или всего человечества можно отождествлять с нравственностью. Свойство жизни – многообразие форм ее проявления. Это касается и многообразия интеллектов, степени допустимых свобод, правовых устройств, соревнований-сотрудничеств в развитии производств. Категория нравственности, как и любовь, присуща всему перечисленному многообразию и более всего отвечает критериям абсолютности.

Осредненная нравственность за всю историю человечества при очень медленном повышении имела многочисленные взлеты и падения. На Кавказе, в Сицилии сохранились реликтовые культы поведения: обман, хитрость, коварство, месть – свойственные любому древнему сознанию. Увы, – нравственность не наследуется, а приобретается собственным непосредственным, частным опытом. Хотя опосредованный опыт, который хоть и медленно, но растет (гуманитарные, физические, психоаналитические науки, религии, искусство и т.д.) для повышения нравственности тоже необходим, но вторичен – он частично и не контрастно откладывается в памяти, т.к. чувственен, но редко духовен. В последние времена вместе с техническим прогрессом, изменения «меры вещей», смены ценностей, расширением свобод и искушений большая часть человечества вновь спустилась (обольстилась) к начальной стадии нравственного развития, а кой где и ниже. Все увеличивающаяся сложность и разнообразие человеческой жизни с усложнением изобретений и новых технологий, новых озарений и разочарований, больших радостей, но и больших бед будут повышать нравственность (иначе «армагедон» - победа эгоизма, что противоречит «абсолютности жизни»). Благополучие старается избежать неопределенностей, трудностей и лишений; делает людей черствее (исключение для гармоничного сознания, которое «определяет бытиё»), т.к. понять боль другого может только тот, кто имел похожий опыт.

В современной Европе, включая любопытную (и подряд все копирующую) Россию, требования неограниченной свободы разрушает элементарные моральные скрепы общества. Духовное развитие человечества не поспевает за технологическим (бензопилы, взрывчатка… даже Интернет и термоядерный синтез) и изменяющееся общество и изменяемая им окружающая среда может не выдержать его технологического напора. Свидетельства этому – появление в России «изобретений» либерального и демократического мышления – фашизма и нацизма - ответа на усвоенные Западные ценности, их логическое продолжение.

Политические режимы государств и более мелких сообществ после предпоследней вышеприведенной классификации взросления - стадии «зрелости»* - настолько разнообразны, что возникает вопрос - эффективны ли они и насколько? *(Стадия - «зрелость» 4 пункт - подразумевает технологическую, а не нравственную зрелость, до которой всем нам далеко.)

Пирамида власти.

Видимо, раньше лидер отбирался по силе и агрессивности, позже - не только по силе, но и по способностям и уму, а в «золотые времена» - по нравственности и интеллекту. При смене монархии (или любого другого режима) идет тот же процесс: недовольная группа выделяет лидера («монарха» низшего порядка), объединившиеся группы («монархов» уже назовем элитой или аристократией) – единого лидера («монарха» второго порядка), и т.д., до элиты и монарха (президента) высшего порядка. При низкой нравственности общества, слабой власти и возрастающего недоверия «вертикаль» распадается, и власть опять становится аристократической (парламентской) или демократической – до хаоса. После добровольной или революционной «смены формаций» с вероятностной сменой режима возникает новая вертикаль власти. Начинается «биологическая перекристаллизация» всего общества с новыми точками роста, но по накатанной схеме (смена формаций)* *[После удавшихся революций (соединение бунта с заговором) иногда бывает «вакуум власти» - хаос.]

Человечество постоянно меняет свои граничные условия, постоянно «перекристаллизуется». В неторопливом историческом времени пирамида строится с основания.* *(Основание – средний класс, на Западе – имущий, на Востоке – думающий. Современный нижний класс с идеологией «хлеба и зрелищ» практической роли не играет – ему все равно, лишь бы платили. Если его интересуют духовные компоненты, то по Российским меркам он уже относится к более высокому классу. Идея гегемонии пролетариата, не обязательно думающего – крупнейшее заблуждение 19 века.)

Но при высокой морали и внутренней дисциплины общества и осознания большинством общей «накатанной» цели может возникнуть другая, уже «положительная крайность» распада вертикали власти - она становится переизбыточной (ощущается ее ненужность). В этом случае монарху остается только наблюдать за аристократическим правлением. Последнее может перерасти в демократическое, а демократия - в анархию (высший порядок), при частичном сохранении (на непредвиденные обстоятельства) ненужной «вертикали».

Крайние примеры разной устойчивости вертикали власти.

Западные генералы в своих мемуарах отмечали невероятную для их понимания жизнестойкость российских солдат: при потере офицеров жизнеспособность отрядов не исчезала – их заменяли рядовые солдаты. В случае с низкой моралью для сохранения распадающегося объединения необходимо добавление «независимых властей». Точно также многие советские семьи сохранялись благодаря месткому, парткому, суду, товарищеских собраний и т.д.

Высший интеллектуализм подразумевает сращивание либерализма и консерватизма (либерал-консерватизм), демократизма, аристократизма и монархизма в народную монархию, несвободы и свободы в осознанную необходимость. В этом случае самоорганизация всегда идет по 1 - 2 варианту, а искушения - «есть что делить» в материальном плане подавляются высокой общей духовной нуждой и умеренным аскетизмом.

Вывод: пирамида власти рациональна всегда, – от семьи (заложенную природой, Богом) до вселенной (отпущенной Богом человечеству на его свободную волю – для гармоничного, устойчивого освоения).

Но бывает недостаточной при низкой нравственности и «слабой вершине», или бывает переизбыточной, часто совсем ненужной, при высокой нравственности.

«Пирамида власти», воли и совести, как «вертикали» существуют внутри нашего мышления, в голове, и меняется с приобретением более высоких «забот», меняется культура мышления, исправляется и усложняется идеология. Меняется внутренний «монарх» от «Я» до «Бог», когда «я» приближается к «Нему». Интеллект «осваивает» область нравственности, окрашивая ее в белые или черные цвета и требует ответа – кому служить? Ответ дает опыт и основанное на нем здравомыслие. Двойные, тройные стандарты, существующие в некоторых головах – это и есть разделение мышления («почему он поступает не по совести?, хотя я сам… уважаю только свои интересы…»), внутреннее «разделение властей».

Разное понимание смыслов режимов и элементов нравственности в двух христианских культурах.

«Взросление» общества можно совместить (качественно скорректировать) и с изменением формы правления и даже с режимами, т.к. «какой народ, такая и власть». «Я» или «Эго», будет связано с хаосом и последующей демократией самого малого объединения – «семья», конец оси – «Вселенная», «Совесть», с демократической анархией. «Коллективизм» – с атаманством, княжением или феодализмом на Западе (аристократизм, парламентаризм); «национализм» и «государственность, державность» – с монархией соответственного качества.

Более идеальна «народная монархия» (термин Солоневича) со склонностью к переизбыточности (выборная монархия с системой выборов – «выбор выборщиков»), но она предполагает довольно высокую нравственность. Наследственная монархия лишена этого недостатка, но имеет другие (наследственные болезни, вырождение нравственности и интеллекта).

Но пока государства, державы, организованные принудительно, сильной рукой или многочисленными «разделениями властей», на шкале нравственности (ответственности, справедливости или честности – эти понятия коррелируют между собой) будут занимать вероятностное, максимально близкое к «эго» место, чем большее количество властей и законов необходимо для их существования. Ведь власти нужны прежде всего для устранения противоречий, для лучшей реализации целей. А если цели разные, и более того – противоречивые? Да еще если сама власть имеет отличные от всех цели? Тогда нужен контроль, и чем его больше, тем лучше - идеал Западной гражданственности. Подозрительность и контроль, сохранение своей собственности при низкой нравственности – это, действительно, сложнейший и единственно правильный выбор.

Древняя Русь была вынуждена самоорганизовываться на таких территориях, где «нечего было делить». Поэтому до сих пор в восточной культуре нет гражданственности в западном понимании. Средним классом на Руси, а позже в России, можно считать здравомыслящих людей с нравственностью, основанной на вере, дружбе, взаимной поддержке и патриотизме – по нравственному признаку, а не по материальному. Сейчас – интеллект, основанный на себе Самом (произошли потери в области веры и до-верия). Западной гражданственности нет, потому что нет такого трепетного отношения к собственности, она не является аналогом свободы. Свобода, если ты нравственен, всегда была (имущество, капитал – это средства реализации свободы, а не сама свобода). И в то же время, если ты нравственен и богат, то ты более ответственен перед Богом и людьми, т.е. несвободен! (В этом одно из противоречий между культурами. Диаметрально понимаемые духовные ценности Запада и Востока не объединяют.) Вместо гражданственности в России – патриотизм (падре – отец, его забота). Это не только просторы, природа и климат (это фон, и очень важный). Это дружба, откровенность и доверие – тот духовный климат и просторы, которые важнее географических. В этом тайна высокой Российской ностальгии. Конечно, на западе существует патриотизм, но он другой окраски – это, в большей мере, эгоистическая гордость за себя и за успешность своей страны, и в меньшей – за доверие и дружбу. (Принцип соревновательности и закрытости больше способствует подозрительности, а дружбе, как и любви необходима искренность, которая на Западе равноценна глупости.)

Режим мало зависит от величины объединения. С «территориально-общественным» ростом государств (что выгодно и экономически и духовно, но усложняет управление), его интеллекта и нравственности, вертикаль постоянно достраивается.

Горб всех вероятностных кривых, почти во все времена расширения соответствующих режимов на шкале нравственности, для Запада будет всегда левее – ближе к «эго», т.к. режим «не освоил» нравственность, неустойчив и требует увеличения количества властей. Для Восточных – «горб» властей распологался или над соответствующим режимом (устойчивость режима), или правее (к совести, т.е. переизбыточность властей). По принципу «золотой середины» «узкие врата в Царство небесное подобны игольному ушку». (см.статью: «Размышления о собственности» и левый рисунок.) Невозможность стыковки Западных и Восточных понятий – «имперский дух», монарх, гражданственность, «православие, самодержавие, народность» свидетельствуют о разной предназначенности, судьбе, разного до сего времени пути развития. Становится ясно, насколько антагонистичны были взаимоотношения между двумя культурами. Сейчас они сглаживаются, но в какую сторону, и на пользу, ли человечеству?

История имеет и уникальные примеры добровольных крупных объединений, кроме семей, монастырей, религиозных конфессий. Таковы многие княжества в Древней Руси (особенно северные, где князья выбирались) с демократическим (вече) и элитным (бояре) правлением в мирные времена и монархическим – в военные. Вместо договоров существовало «согласие» с «целованием креста», вместо законов – Божьи заповеди (с небольшой разнорядкой штрафов – «Русская правда» – начало внедрения законов). Первое законодательство – «Судебник» - появилось лишь в 1497 г. при Иване III.

Византия – колыбель Российской культуры и нравственности.

Но не только на Руси были времена с высокой христианской нравственностью. Им предшествовали средневековые цеха, многие полисы и города с самоуправлением, многие царства Византийской империи, в которых тоже верховная власть не наследовалась. (Император Юстиниан I родился в крестьянской семье, а его жена-императрица Феодора была актрисой.) Отделение Византии от Римской Империи (Западной культуры от Восточной) произошло не только по экономическим и политическим причинам, но и по идеологическим, нравственным (первопричина). Запад больше враждовал с северными племенами, чем Восток, состоящий из более пестрого национального населения, и относящегося более дружественно к северным племенам. Шло интенсивное проникновение Восточной культуры, образования, религиозной жизни на север. На Западе постоянная борьба за первенство между церковной и светской властью, и властями северных соседей, затем, последующая теократия, переросшее в католичество. На Востоке – стремление к «симфонии властей» (взаимодополнение - гармоничное созвучие и доверие) с значительно более сильной патерналистской централизацией, хоть и организованной снизу (народ – сенат – император). Пока разрабатывалась христианская идеология, шли дискуссии, повышалась нравственность. Византия процветала и богатела, несмотря на то, что не было, подобного Западному культу, такой большой страсти к обогащению. Но это не значит, что с повышением «общевзвешенной» нравственности исчезли пороки. Наоборот, доступность вхождения в элиту, двор, включая саму вершину пирамиды, «сгустили» заговоры и интриги на самом верху - при дворе, сделали их там более контрастными. В результате императорская власть часто менялась. Наступало разочарование, пропадала цель, а затем нравственность и боеспособность. Нападение крестоносцев, гражданская война против аристократии и вторжение турок-османов разрушили империю.

В защиту Византии и России и их отличия от Запада, необходимо сказать следующее.

Хотя из-за свободных выборов неугодную царскую власть часто смещали, а среди элиты постоянно плелись интриги, сама монархия оставалась неприкосновенной. Это следование евангельскому учению - если монарх от Бога, то его забота самая надежная. «Нет власти аще не от Бога». Эту цитату из библии в современное время намеренно переводят неправильно, как «всякая власть от Бога». На самом деле перевод должен быть: «если власть не от Бога (т.е. не по высшей правде и совести), то она не власть». И действительно, для бунтующего человека «внутренняя власть», которую он содержит внутри, может быть от Бога или сатаны. А чья власть внешняя? Но если бунтующих, да еще православных много, то возникает сомнение. У кого правда и совесть? По принципу соборности (но не толпы, стада) может быть правда и Бог на стороне бунтующих? В этом смысл Российского бунта (и всей истории Руси). Заговоры и революции больше замешаны на личном интересе и свойственны Западу, бунты же – это «требования Бога», с утверждением жизни, а не собственного «Я». Заговоры и революции направлены на уничтожение «мешающей семьи», заранее готовятся, планируются. Бунт же – это «внутрисемейные разборки» – это долгое, терпеливое сдерживание недовольства с осознанием «неправды» и взрыв без всякой подготовки.

«Русский – это прежде всего бунтующий человек. Глубина и трагедия бунта выражает собой глубину и трагедию целой России; можно сказать, что бунт – есть наш способ существования, есть образ жизни народа. И это нисколько не противоречит образу и идеалу святой, христианской Руси. Святость – не сусальная позолота, покрывшая жизнь, не притворно-покорное ханжество и благочинность; нет, христианская святость – есть яростный бунт против смерти, есть путь, выводящий людей из смердящих кладбищенских тупиков – в просторы бессмертия. Святость есть бунт – и Христос есть бунтарь, вырывающий жало у смерти и разрушающий врата адовы.

Таков парадокс: разрушительный бунт есть движение к единству.» (А.Убогий «Наш современник» №6 2005 г. «Путешествие к Пугачеву.»)

Революция – трудный и сомнительный путь гармонизации человечества (как и собственность – гармонизация духа через шишки и увечья собственника и тех, кто входит в его «продленное» тело, содержит его).

Бунт – восстановление утраченной гармонии.

Для современной России, перенявшей западные ценности, понятия и даже перещеголявшие их, горб будет располагаться еще левее Западного. Т.е. мы находимся в крайне неустойчивом состоянии и готовы к распаду не только до «семьи» но и до эго-хаоса (власти эгоизма) – а стало быть самоубийства. Экономически и идеологически Россия распалась на крупные и средние бизнесобразования, не заинтересованные друг в друге и даже враждующие. Произошел разрыв идеологического и экономического «семейного» пространства. Моду диктуют правительственные либералы и энергоресурсники. «Демократы» скажут – «спасение в западных ценностях гражданства. Оно скрепляет большое технологическое общество, хотя произошедший разрыв и причина его - безнравственность - разрушают державу». Согласен… и не согласен. Копировать образ жизни больного, хоть и богатого, мягко говоря, недальновидно. Пока периферия жива, как-то сохранила традиционализм. У неё нет ни экономических оснований, но и «идеологических»* недостатков центра.

*/Западу не нравится термин – идеология. Но идеология – самая сложная и достойная сфера деятельности, если она служит всему человечеству. Политика – на уровень ниже. Она реализует, принятую обществом или бизнесменом, идеологию. Экономика – третий уровень, реализует политику – и в первую очередь, для чего и на кого она направлена. Идеология Запада, кроме культа независимости, проповедуют и частное обогащение за счет других, хоть и в рамках закона – самый низкий материально-идеологический уровень. И почему же тогда не надо смешивать бизнес-экономику с политикой, если она и есть реализация идеологии через экономику?/

Но в центре России и в правительстве, мягко говоря, все Западные пороки и признаки вырождения в изобилии. А говоря жестко и честно – правительство и ведущие партии предали Россию. Так уже было в период смутного времени 1593-1613 гг, семибоярщины и Польско-католического вторжения: «Онии к Востоку зрят, они к Западу…» /Ив. Тимофеев/. Тогда периферия спасла Россию.

Но в будущем у нас с Западом (и тем более с югом) неизбежно будет общая судьба. По какому пути она пойдет?

Спор с общим течением истории?

Самый первый спорщик с Богом был Иаков (брат Исава), которому Бог дал имя Израэль, что значит – «соперничающий с Богом».

Всем ясно, что общее течение истории – расширяющаяся социализация, при которой только-то и возможно бескрайнее освоение «всех пространств» (физических и духовных). К тому же существуют более устойчивые режимы, к которым мы все неизбежно придем (если не погибнем), и чем быстрее это осознаем, тем более счастливо будем себя чувствовать и «лучше спать». Зачем спорить с неизбежностью более устойчивой и привлекательной, чем все остальные пути?

Увеличение и разделение властей необходимо не только при низкой нравственности населения, но и когда властная пирамида больна («гниет с головы»), т.е. прибавятся корпоративные тайны. Не работает не только прямая связь, но и обратная, т.к. «какой народ – такая власть». Разделяют противоположные цели, противоположные идеологии, духовная независимость, безделье, «халява». Сплачивают общие тайны, преодоление общих бед, которых (кроме географических и климатических условий) на Руси было с избытком, следование милосердным заповедям. Лучше всего восстанавливает доверие общий труд, общие материальные и идеологические цели, общественная добровольная собственность, высокотехнологичная, ресурсная, территориальная – которую не потянем в одиночку, и гармоничная частная собственность. Необходима полная государственная открытость, отсутствие корпоративных, банковских, чиновнических, депутатских тайн и тайн всех общественных деятелей (кроме интимных). Если не согласны – пусть ими не становятся. Это и будет формированием устойчивого государственного Дерева. В этом смысл существования правительства – честно управлять, контролируя не только индивидуалистов-одиночек, не только способствовать росту общин, акционерных обществ, но и самим помогать их организовывать без тени подозрительности и на добровольных началах. Задача посложнее Западных правительств, но и мы находимся в более сложной исторической и географической ситуации. Нечего ждать «точек роста» правительству – «их нужно организовывать, раз вы самые способные и активные». В дореволюционной России земские учреждения имели широкие полномочия (со своим капиталом, казной и имуществом) и одним из их обязанностей было «попечение о развитии местной торговли и промышленности» (а не только сельского хозяйства).

Все «общее» мы недавно сами уничтожили, уж очень надоели «коррупционные коммунисты». Белорусы, казахи, туркмены оказались мудрее – «общее» не разрушили (пока?), ввели рыночные отношения и разрешили частную собственность. Их тоталитарность заключается лишь в том, что они не дали «демократам» разворовать страну. Поэтому и с порядками (взаимным доверием) у них поспокойнее. Нам бы Лукашенко или Назарбаева или своего – Глазьева в президенты. Либералы и демократы, вроде А. Илларионова и А. Чубайса, надеются на свободу и рынок – мол, эти внедренные законом понятия сами поднимут экономику, выстроят власть, а «народная Сеть» переорганизуется в «технологические Деревья». Но мы за последнее столетие растеряли остатки нравственности и живем в неизолированном мире, не желаем ограждаться. Последняя столетняя Смута продолжается. Частные корпорации (да и Газпром, хоть на половину государственный, но по поведению - коррупционный) не учитывая ни климата, ни разрушенного хозяйства, вредят России, лишая ее последнего энергетического преимущества. Борются за эффективность и надежность поставок энергоресурсов за рубеж, за партнерство, только не со своим народом. Фактически, олигархические предприятия вредят не только своему народу, но и друг другу, а народные богатства растаскиваются уже который год.

Неизбежно наша Сеть будет поглощена уже существующими вокруг нас иностранными «высокотехнологическими Деревьями», а ее остатки по всей вероятности погибнут. И это будет трагедией не только для нас, но и для Западных и Восточных «демократов», так как спасение христианской культуры и ее народов заключается совсем не в наших ресурсах, а в нашем неистребимом «поиске правды», нашей бескрайной терпимости, жертвенности, милосердии. В нашей забытой национальной идеологии, осознанной святыми подвижниками и основанной на жертвенности, а не на превосходстве – «Москва – 3 й Рим и спасение народов». Но пока надо спастись нам самим. «Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи.»

Российские смуты.

Вторая Российская смута 20 века продолжается. Эта большая тема для будущих исследований, множества психоаналитических, идеологических, исторических статей, но вкратце, с целью дискуссии, необходимо высказаться.

Между первой (1593-1613 гг) и второй (с1905 г по сей день, т.к. для Российской элиты, не говоря даже о большинстве населения, до сих пор не выработана идеологическая перспектива развития) смутой много общего. В первой смуте выделяют 3 периода развития: династический, социальный и национальный. Конечно, она была короче, а выход из не более прост, так как вопрос о смене формы правления не стоял. В целом православная идеология и основанная на ней нравственность была на порядок выше. Московская «элита» была готова принять Польского монарха и католичество, но остальное население было активно против. 20 лет решалось, кто достоин стать монархом, способный сохранить («держать») Российскую территорию.

Предпосылки смут почти одни и те же: тяжелые кризисы в морально-политической и социально-экономической сфере. В 20 в. на фоне ослабленного православия (и практически уничтоженного к концу века) добавился идеологический кризис, что свидетельствует о более низкой, чем в 16 в., нравственности. Пока мы его не преодолеем, нечего говорить о преодолении других периодов.

В 15-16 вв.: неудачи в ливонской войне; утечка рабочей силы из центральных областей в присоединенные юго-восточные пространства; либерализм Ивана Грозного в первой половине своего правления и терроризм опричниной во второй, направленной на боярские кланы и на поддерживающее их население (и сакральное наказание за это – вырождение династии(?)); недоверие к общему родственнику М.Скуратова и И.Грозного – «татарину» Б.Годунову (вполне достойному и мудрому правителю); трехлетний неурожай и «глад великий» 1601-1603 гг.; вызванные всеми перечисленными причинами – бродяжничество, убийства и разбой.

В 20 в. к подобным причинам добавились: почти полное отлучение населения от православной веры коммунистами; искушения, вызванные техническим прогрессом и облегчением жизни (и связанным с этим ростом населения) в середине смуты (передышка); еще большие искушения «земным царством Запада» (с недоверием правящему клану); исчезновение национальных элит с заменой ее на «разумный эгоизм интернациональной элиты» и все вытекающие беды – идеологические, экономические, национальные и территориальные разборки. Бродяжничество, убийства, разбой.

Для сторонников логической рациональности и разумности истории, следующие параллели (иногда разнонаправленные): И.Грозный укреплял монархический строй от поползновения боярских Рюриковичей и Гедиминовичей, расчищая дорогу новому преданному дворянскому слою. В.Ленин и последователи укрепляли принудительный социалистический строй уничтожением несогласной элиты и их сторонников. Там борьба боярских кланов, здесь борьба многочисленных партий; там поддержка московских бояр Швецией, Литвой и Польшей (интервенция), здесь – Антантой в 20-х и Западом, США в 90-х. Там «онии к Востоку зрят, они к Западу…»; здесь московская «элита» - Западники, периферийная элита – Славянофилы и почвенники. Там Лжедмитрии и тушинские воры претендуют на власть (люди без моральных принципов), здесь олигархи, значительно преуспевшие по сравнению с «теми ворами», успевшие создать «государства» в государстве и продолжающие красть народные богатства. Там царь Борис, при котором империя расширялась; здесь «царь Борис», который разрушил (дорушил) империю. Там бунты, поднятые казаками, Болотниковым, гражданская война; здесь в 20-х то же самое, в 90-х – Чечня. Там Смоленск, осажденный поляками и державшийся почти 2 года (погибло 90% горожан), у нас – Великая Отечественная…(Больше всего пострадала Белоруссия – погиб каждый третий. Холокост помнят, а превышающие его, потери в Белоруссии, забыли. Запад и наша правящая «элита» продолжают глумиться над ней за ее разумную и совестливую политику.)

Там построили колокольню Ивана Великого (сильно было православие), здесь – башни Газпрома (символы торжества эгоизма в разрушенной державе с вымирающим населением) растут быстрее, чем восстанавливаются церкви и мечети. Читатель может продолжить и дальше…

Основная сложность, что главная линия нашей 100 летней смуты – идеологическая. Ее масштаб не местного значения, а всемирного, с включением в себя проблемы самоорганизации. На нас история пытается опробовать возможность человеческой эволюции. Организовываться на основе Западной старины - индивидуализма и эгоизма или Восточной – совести, с элементами «самодержавия, православия, народности». Старые «коммунисты», слепо «зрящие» на западные ценности, а в наше время ставшие демократами, провозгласили «власть разумного эгоизма». Продолжают пытаться строить «Царство Божие на Земле», минуя «Небо» (минуя порядок и иерархию нравственных ценностей в головах).

Будем надеется на периферию, как встарь? И еще - на Белоруссию.

Возможен ли Российский вклад в преодоление кризиса Христианской цивилизации?

Еще Вернадский заметил, что человеческий дух (нравственность и интеллект) развивался ступенчато, и каждая ступенька его социально организовывало. Социальность, как главное движение материального и духовного взросления народов, расширялось непрерывно, от семьи и рода до империй-держав. С гениальными взлетами и ассимиляционными (из-за утраты духовно-нравственного, пассионарного стержня после усвоения соседями изобретений или усвоения идеологий) падениями на каждой ступеньке, но в итоге поднимающая дух всех народов. Эти взлеты духа возникали в разных частях Европы, но стали принадлежать всем. Философия и культура Древней Греции (мудрость – из Египта, техника – с Востока, законы – от Миноса, алфавит – от Финикии), и распространение их Александром Македонским. Римское гражданство и общественное право и распространение их Августом. Израильская христианская религия и распространение ее апостолами. Франкское политическое единство с уже перечисленными достижениями, расширенное Карлом Великим. Рождение («от веры к знанию») рационализма в средневековой Франции. Открытие и освоение новых земель с эгоистическим колониальным закабалением – Португалией, и равноправным, более милосердным включением в себя – Россией. Возрождение и протестантизм, перевернувший мировозренческие ценности Европы. Промышленная революция в Англии, Голландии, Франции и рождение в них капитализма.

Продолжать можно и дальше, т.к. явно действует «закон взаимного обогащения», но нельзя (даже преступно) упустить другой существенной «цветущей сложности, цветущего разнообразия» - начало разделения цивилизации за 400 л. до Карла Великого – рождение Ромейской империи (позже – Византии) со столицей Константинополем, императором Константином с преобладанием духовной компоненты. (Еще древние римляне считали, что «родила Римскую Империю греческая душа и римский интеллект.) Влияние друг на друга будет продолжаться, но с существенными различиями в мироощущении и менталитете. С тех пор единая цивилизация разделилась на Запад и Восток. После падения Константинополя и возрождения Москвы стало ясно, что разделились «интеллект» (с эгоистическим прагматизмом) и «нравственность» (стремящаяся к совести). Разделилось Царство Божие на «Землю» (материальное благополучие и материальное счастье) и на «Небо» (духовный поиск гармонии, красоты, счастья, любви).* Конечно, речь идет не о грубом интеллектуально-нравственном разделении, а о приоритетах, которые временами обострялись или размывались.

*[ На Московской Руси, в отличие от Киевской Руси и Византии, никогда не было рабства (классического), а Киевское и Византийское «домашнее» рабство значительно уступало Западно-Европейскому. Солоневич считает, что все империи и царства, включающие и Киевскую Русь, разваливались из-за возросшего эгоизма по причине существования рабства и работорговли.]

Действительно ли есть что предложить всем христианским культурам из прошедшего опыта православных государств и у кого больше возможностей выйти из нравственного кризиса, самоуничтожения? Кому необходимо кардинально меняться, а кому вернуться к своим истокам?

У запада кончаются ресурсы, у нас они появились, вместе с «утепляющей», сокращающей расстояния, контакты и убыстряющей время, цивилизацией. Кроме того сохранилась память (даже генетическая), исторический опыт наших праотцов о возможности жить в другом нравственном климате.

У «нравственности» без «интеллекта» нет инструмента расширения человеческих возможностей, кроме совершенствования собственного тела и духа. У «голого интеллекта» есть технологическое тело, но нет ориентации на сохранение жизни, а значит и для расширения возможностей познания всех пространств (материальных и духовных, т.е. Бога). Западная цивилизация шла по пути улучшения материальной жизни через жесткий естественный «межвидовой» отбор (что делает вся органика, не обладающая сознанием). Восточная – не надеясь на жизнь без нужды – удовлетворялась внутривидовым отбором с приоритетом в духовной жизни. Не зря ее называли – «святая Русь».

Настало время России предложить коррекцию в путях развития (себе самой в первую очередь, вспомнив забытое прошлое), начинающегося с осознания, что кроме соревнований, рынков, законов и конституций существует искренность, дружба, сотрудничество, а внутренние законы совести лучше внешних. Если это будет осознано хотя бы элитами, то впереди трудный, но интересный путь дискуссий и социализации, творческой деятельности по расширению материальных и духовных пространств, постепенно исключающий коррупцию, терроризм и паразитирование на семье, коллективе, нации и т.д.

Соротокин М.М. 66 лет. Сторонник А.Паршева и С.Глазьева. Т.384 19 43. 2006-04-11

Дополнение 2007 02 02.

А пока – эмоциональное отступление.

Чем выше прогресс (или интеллектуализм), тем заметнее отставание нравственности, тем опаснее существование из-за развития дисгармонии, болезни. Назревание беды, которая должна вылечить? Но может и уничтожить.

Статья: для выявление болезни всех цивилизаций. В своем социальном расширении нравственность столкнулась с интеллектом, который должен быть её продолжением, надеждой, а не опасностью всеобщей гибели.

Российский «эксперимент» начала 20 в. уже оплодотворил капиталистическую Европу и США новой социальностью с учетом нравственности. Увы, невозможно понять, что бы было с Европой и США без Российского 17 года? России было бы лучше, всем остальным хуже? Сейчас и в будущем, если реализуется Западная идеология, плохо будет всем, и Западу – в первую очередь.

Высокому интеллекту безнравственно без колебаний решать не рожать, и жертвовать своей жизнью и жизнью предков (бездетность) ради роста культуры и науки. При этом утверждать что «мы этого достойны». Бердяеву безнравственно говорить нашим «инфантильным институткам», что «человечество не животноводческая ферма». Безнравственно воспевать вершину и игнорировать основание. Безнравственно предложение в связи с птичьим гриппом перестрелять всех перелетных птиц. Безнравственно «еще тем коммунистам» уничтожать своих соплеменников, не желающих «идти в коммунистический рай». Нацизму – уничтожать «неполноценные нации». Западному «демократизму» силой оружия и уничтожения несогласных заставлять признать свои сомнительные ценности, а после «разборок» двух воюющих и одинаково виноватых наций – наказывать одну и поощрять другую. Чем они отличаются от прежних нацистов и фанатиков мировой насильственной революции? Безнравственно силой оружия требовать от наций нравственной демократии, до которой сами не доросли.

Для олигархов безнравственно использовать свой организационный талант, единственный, который способен якобы честно обогатить владельца, в ущерб используемому пространству и «организованному» им населению. Кроме нравственного и материального ущерба «этот талант» крадет достижения всех наших предков, стоимость которых бесценна. Но и «организованному населению» безнравственно служить такому «таланту».

Дайте арабским женщинам интеллект, обгоняющий нравственность. Или, чуть по другому, – уменьшите их нравственность сокращением исламских законов, обычаев, дайте им разврат и искус и повысьте взамен интеллект – получите Европейскую эмансипированную женщину, способную, даже стремящуюся выродиться и этим уничтожить всю нацию. Конечно, арабы этого не хотят, считая заодно все христианство, с их сомнительными экономическими законами, исчадием зла.

В Брежневское и Горбачевское правление идеологии будущего справедливого общества были размыты и непонятны для всех. Не только, что такое коммунизм (это еще долго не будет понятно), но и что такое «новое мышление» и «социализм с человеческим лицом» В республиках, чувствующих себя подчиненными и несвободными, возрос сепаратизм, недоверие к центру. На вероятностной кривой выросли два горба – левый, либеральный и правый – нравственно-интеллектуальный – за единую державу.

На мой взгляд при Ельцине левый был значительно выше. Это вина руководства страной – КПСС. Горбачевское правление не смогло убедить страну ни противоречивыми реформами, ни идеологией о преимуществах «новой державы». Слишком сильно было материальное влияние Запада, отрицание всей своей истории, возросшая безответственность и паразитизм. В настоящее время забота о государстве (правый горб) начинает преобладать. Переболели или не совсем? А сколько упустили возможностей, и самые крупные из них это не сохранение инфраструктуры, а отказ от друзей – Сербии, Армении, Молдовы, Приднестровья. Кончатся ли горькие плоды или все еще впереди?

2006-04-12

Подозрения по поводу последних действий В.Путина. Шансов объединиться с Белоруссией у него выше крыши, но это не нужно Западу. Он давно замечен в том, что не исполняет того, чего обещает. Благодаря речам сохраняет популярность и не дает сформироваться народному возмущению. Последнее заступничество за Россию в Мюнхене может быть сложным компенсирующим ходом – сдаю Белоруссию, помогая оранжевым, теряю в популярности, но компенсирую это упомянутым заступничеством. Но не факт, что Белоруссия изменит режим без Лукашенко. В.Путин бесспорно патриот России и последние действия покажут кто он - западник или наш? Если он поможет развалить Белоруссию, то не ведая сам, что творит, - сдаст и Россию.

13.02.07.